Коковинский детектив, или история одного изумруда


Блогер lunin812 в своем «Живом журнале» рассказал удивительную и трагическую историю русского мастера-камнереза Якова Васильевича Коковина (1787—1840).




Уральские изумруды


В 1831 г. произошла сенсация, потрясшая весь мир – на Урале нашли изумрудные копи. Изумруд по своей природе является разновидностью минерала берилла, окрашенной с помощью оксида хрома в травянисто-зеленый цвет.
С самых древних времен изумруд ценился дороже алмаза и других драгоценных камней. Изумруд знали еще в Древнем Египте – добывали его рядом с горой Джабар-Забара в 1650 до нашей эры.

Затем после открытия Америки изумруд испанские конкистадоры нашли на территории современной Колумбии. До 1831 г. копи Колумбии были единственным местом в мире добычи изумруда в мире.

Но после 1831 г. первенство в добыче изумруда прочно заняла Россия, обязанная Якову Васильевичу Коковину, директору Екатеринбургской гранильной фабрики по художественной обработке камня.

Родившись в 1784 г. в семье крепостного мастерового, Я.В.Коковин с 1799 г. по 1806 гг. обучался в С-Петербургской Академии художеств. В 1805 году он получил вольную, а в 1806 по итогам выпускного экзамена в Академии награжден большой золотой медалью, жалован шпагой по чину 14 класса Табеля о рангах. Его собирались направить в путешествие сроком на год в Западную Европу за счет Академии художеств, но наполеоновские войны воспрепятствовали осуществиться этому.

После окончания Академии художеств Я.В.Коковин был в 1807 г. направлен по месту проживания его родителей – в г.Екатеринбург, где был определен мастером Екатеринбургской гранильной фабрики. На фабрике он создал школу, где обучал скульптуре из мрамора и лепке из воска и глины, а в 1818 г. был назначен уже директором Екатеринбургской гранильной фабрики.

Как отмечали очевидцы, производство камнерезных изделий при Я.В.Коковине «достигло видимой степени совершенства».

Я.В.Коковин в поисках месторождений самоцветов исколесил весь Урал, судьба его мотала по казахским и киргизским степям. Побывал он также и в Финляндии, куда его Сенат направил «для осмотра и разведки цветных камней». Изделия из самоцветов, выполненные Я.В.Коковиным украшают Эрмитаж в С-Петербурге, хранятся в Московском минералогическом музее.

Также Яков Васильевич Коковин был замечательным механиком-изобретателем и рационализатором того времени – на его оборудовании работала вся камнерезная промышленность Российской империи 19 века.

Поэтому неудивительно, что открытые на Урале месторождения изумруда неравзрывно связаны с именем Я.В.Коковина, хотя задолго до него об уральских изумрудах знали в античной древности – по сведениям Плиния Старшего отдельные кристаллы зеленого камня привозили с Рифейских (Уральских) гор от исседонов – древних жителей-ариев Среднего и Южного Урала. В 1660 г. Мефодий, инок Верхотурского мужского монастыря, в окрестностях обители нашел изумруд в 10 каратов, а в 1669 г. промышленником Дмитрием Тумашевым в Мурзинской слободе было открыто первое месторождение драгоценных камней на Урале, среди которых оказались также и изумруды.

В начале 1831 г. к Я.В.Коковину обратился с просьбой смолокур Максим Кожевников, нашедший в корнях вывороченного дерева несколько камней, принятых им за аквамарины. В ходе исследования находки Яков Васильевич установил, что камни представляют собой редкостные по своей красоте настоящие изумруды.

Уральские изумруды


Не мешкая, 21 января Я.В.Коковин и М.Кожевников выехали на речку Токовую, расположенную в окрестностях современного нам г.Асбеста, где была найдены изумруды и в мерзлой земле стали бить шурфы. Через два дня, вечером 23 января наткнулись на изумрудную жилу. Найденные новые изумруды оказались также великолепного цвета и высокого качества. Вернувшись в Екатеринбург, Яков Васильевич после огранки изумрудов послал их курьером в Санкт-Петербург, где находка вызвала настоящую сенсацию среди Николая Первого и его окружения. Таких изумрудов в мире по своей красоте и качеству еще не находили.

По высочайшему императорскому указу Максим Кожевников был награжден большой денежной премией, а директора Екатеринбургской гранильной фабрики представили к ордену. Согласно указу Кабинета Его Императорского Величества Екатеринбургской гранильной фабрике было предписано провести поиски новых месторождений изумрудов.
Первый прииск, открытий Кожевниковым и Коковиным, назвали Сретенским. Он дал множество огромных по величине и качеству прекрасных изумрудов. В 1833 г. крестьянами Корелиным и Голендухиным был открыт новый прииск – Мариинский.

За первые десять существования уральских изумрудных копей Петергофская гранильная фабрика огранила 5 тысяч каратов камней, а к 1862 г. они дали 142 пудов изумрудов.

Уральские изумруды


Но следует отметить то, что выработка уральских изумрудов была нестабильной – в отдельные годы камней находили мало, что дало повод для ревизии деятельности Я.В.Коковина. В начале июня 1835 г. приехавший для проведения ревизии в Екатеринбург статский советник Департамента Уделов Ярошевицкий описал находившиеся в кабинете Я.В.Коковина самоцветы, среди которых находился изумруд весом 400 г., подобного которого прежде не было в мире. Под личным присмотром Ярошевицкого камни были запакованы в деревянные ящики, запечатаны и 16 июня 1835 г. отправлены в Департамент Уделов Его Величества, в ведение которого перешла Екатеринбургская гранильная фабрика.

Департамент Уделов возглавлял Лев Алексеевич Перовский, незаконнорожденный сын графа Алексея Кирилловича Разумовского от мещанки Марии Михайловны Соболевской.



После окончания Московского университета вместе с братом Василием Алексеевичем Перовским Лев Алексеевич являлся активным участником тайных обществ декабристов. Но в 1820 г. женившись на Екатерине Васильевне Уваровой, урожденной княжне Горчаковой, выехал в Западную Европу и вернулся в начале 1826 г.

Как и его брат, во время следствия над декабристами дал показания против бывших своих единомышленников и с того времени являлся фаворитом Николая Первого, возглавив Министерство Уделов Российской империи. Некоторое время среди подчиненных ему чиновников был Н.В.Гоголь. Но, естественно, Лев Алексеевич в силу своего занимаемого ранга не подозревал о его существовании.

Будучи человеком алчным, нечистоплотным, хладнокровным и расчетливым карьеристом, Лев Алексеевич являлся большим коллекционером минералов и драгоценных камней. Неудивительно, что он добился от своего царственного покровителя перевода Петергофской гранильной фабрики из Кабинета Его Императорского Величества в ведомство Департамента Министерства Удела, которое он возглавлял.

В итоге все лучшие камни, поступающие в Министерство Уделов, стали активно пополнять коллекцию Л.А.Перовского. Но и этого ему было мало – граф Лев Алексеевич не гнушался идти подкупы и интриги, чтобы заполучить понравившийся ему самоцвет.

В 1829 г. через директора Петергофской гранильной фабрики Казина он обратился к Я.В.Коковину, чтобы Яков Васильевич за мзду присылал лучшие драгоценные камни непосредственно Л.А.Перовскому, но получил отказ.
А после того, как на Урале, наряду с золотой, разразилась изумрудная лихорадка, Л.А.Перовский добился также перевода Екатеринбургской гранильной фабрики в свое ведомство.

Неудивительно, что отправленные Ярошевицким ящики с изумрудами 11 июля 1835 г. внесли в кабинет Л.А.Перовского.
В сентябре 1835 г. Ярошевицкий, сравнивая свою опись с описью вскрытия ящиков в кабинете Перовского, установил, что в С-Петербург вместо 661 изумрудов поступило 670 камней, но по весу меньше, чем записано у него и доложил министру Двора Его Величества.

В ноябре 1835 г. о пропаже изумруда узнал Николай Первый, который распорядился найти самоцвет. Перовский, возглавив следствие, приехал в Екатеринбург, отстранил от занимаемой должности Я.В. Коковина и посадил того в Екатеринбургский тюремный замок в отделение для секретных арестантов. Затем он добился того, чтобы Якова Васильевича судил не екатеринбургский суд, а судебная коллегия Оренбурга, губернатором которого являлся В.А.Перовский.

В мае 1837 г., совершая вояж, в Екатеринбурге побывали Наследник Александр Николаевич и его воспитатель поэт В.А.Жуковский, вскоре узнавшие про аферу Л.А.Перовского.

Жуковский кратко написал в своем путевом дневнике:»27 мая.Четв.Тюремный замок. Похититель изумрудов в остроге с убийцами…Суд Шемякин». Когда Александр и Жуковский вернулись в С-Петербург, то они рассказали о преступлении Перовского Николаю Первому, но тот не поверил им.

В ходе судебного следствия Яков Васильевич Коковнин просидел три года, сильно заболел и умер. А сам изумруд вскоре обнаружился в коллекции Л.А.Перовского.

Так по вине мстительного и алчного приближенного Николая Первого погиб один из самых талантливых камнерезов 19 века и первооткрыватель российских изумрудов.

В память об Якове Васильевиче Коковнине в Екатеринбурге были названы его именем площадь и улица.


Обсудить в блоге автора