Учение с увлечением
Что такое настоящий успех, и чем его мерить, как поставить опыт над собой? И с чего начинается любовь к чему-то новому и сложному? Блогер iamaglika рассказывает о старой, но необыкновенно увлекательной книге публициста и педагога-теоретика Симона Соловейчика.Говорят, метод Соловейчика помогает не только школьникам (полюбить ненавистную химию или литературу), но и взрослым дядям и тетям (которые точно также не любят бух.учет или составление отчетов).

Давно собиралась рассказать об очень важной для меня книге. Сейчас стала её листать и поняла, что обязательно надо перечитать внимательно, взрослыми глазами, что книга эта не только для учеников, но и для студентов, и для взрослых дяденек и тётенек, которые всю жизнь учатся новому и разбираются в себе. И ещё для тех, кому приходится вдохновлять, настраивать на учёбу день за днём. И всяческими словами воодушевлять — до «убила бы!»
В «Моём тайном дневнике» есть такая запись: «Результаты эксперимента по ботанике весьма положительные (отличные). Сегодня 3 ноября, а вчера я начала опыт с фасолью. Первую фасоль выну 4-го, после школы, вторую — 7-го, третью — 10-го, четвёртую — 13 ноября».
Главное тут не в фасоли, а в эксперименте над собой. Это я в «Пионере» прочитала главу будущей книги Симона Львовича Соловейчика «Учение с увлечением». А может, Симон Львович и не знал, когда печатал свои материалы в «Пионере», что из них получится книга, роман.

Учение с увлечением

Соловейчик в «Пионере» спрашивал меня в лоб: «Могут ли все школьные предметы быть интересными?» И обещал, если я решусь на эксперимент над собой, доказать, что и самые скучные уроки можно полюбить.
К эксперименту, «преисполнив сердца мужеством», подключились самые смелые читатели. Сначала нужно было выбрать учебный предмет, который не давался. Кажется, в журнале (а в книге точно) приводилась статистика:

«География — 328 человек.
Родной язык — 251 человек.
Математика — 212 человек.
Физика — 200 человек.
Иностранный язык — 175 человек.
Ботаника — 104 человека.
Зоология — 100 человек.
Литература — 47 человек.
Химия — 33 человека.
Анатомия — 28 человек.»

Я была с теми, кто не любил ботанику, и это мне серьёзно и обстоятельно объяснял Соловейчик, как важно хоть чуть-чуть заинтересовать себя и попробовать вообразить, что я люблю эту скучную ботанику. В книге, кстати, речь шла не только о полюблении скучных предметов, но и о тренировке памяти, внимания. Соловейчик подсказывал, как лучше распределять время, когда делаешь домашнюю работу, как учить, как слушать на уроке. Книга была разбита на главы: «Учение», «Увлечение», «Время», «Воля», «Вера в себя», «Умственный труд», «Труд души», «Внимание», «Память», «Уроки в школе», «Уроки дома»... А какая отличная глава «Чтение»!
Каждая глава заканчивалась разделом «Опыты на себе». Первый эксперимент проходил у меня в соответствии с подробной рекомендацией Соловейчика:

«Начнём опыт немедля и не раздумывая, не откладывая даже до окончания этой книги.
Выберем самый трудный, нелюбимый предмет и, когда будем садиться за работу, подготовимся сначала психологически: потрём руки, улыбнёмся, скажем (лучше вслух): „Я люблю заниматься геометрией!“ — а можно даже перекувырнуться, как делает Катя Тукмачёва, хотя, конечно, не обязательно.
Будем делать уроки со всей тщательностью, на какую только мы способны. Для этого отведём работе время с лихвой и больше не станем думать о времени и сроках!
Продолжим опыт десять, пятнадцать дней — до тех пор, пока не придёт первый успех и мы не почувствуем, что и вправду интересно. После этого не бросим опыт, а будем продолжать его, пока нормальное учение не войдёт в привычку и опыт перестанет быть опытом, а станет нормой».

Я наводила порядок на столе, брала в руки учебник ботаники, начинала улыбаться и говорить себе, себя убеждая: «Я люблю тебя, дорогая моя ботаника!»
Соловейчик объяснял, что увлечение предметом приходит обычно после первого успеха. Но что надо было считать успехом? Хорошую отметку? Но тогда надо дождаться вызова к доске. А не вызвали — значит, неуспех?
Сейчас нашла цитату, которую помнила очень долго:

«Андрей Баранов из Московской области написал: Меня не вызвали ни разу, как я ни старался и ни поднимал руку (выше всех). Так что сдвигов никаких, кроме двойки, которую я получил в завершение опыта. Двойка не за ошибки, а за содержание. В качестве примера на местоимение я написал предложение: „Его несли на кладбище“. Это почему-то не понравилось учительнице. По-моему, человек не может заинтересоваться скучным делом.Андрей.»

Соловейчик терпеливо учил:

«Чтобы с нами не случилось такой истории и не пришлось бы наше увлечение «нести на кладбище», будем считать за успех не вызов-отметку, а собственный наш интерес. Будет интерес — рано или поздно будут хорошие отметки, это обязательно, это и доказывать не нужно!
А если всё же ничего не получается? Тогда поступим так, как Оля Тихоновецкая из совхоза имени Чкалова, павлодарской области. Она записала в свой план действий:
«В случае неудачи повторить всё сначала».

А чем закончились мои опыты на себе?
1) Я полюбила ботанику. Думаю, не столько из-за опытов, сколько из-за Риммы Петровны, любимой нашей учительницы.
2) Я с большим удовольствием бросила музыкальную школу и стала ходить в живой уголок. Там после испытательного срока, когда нужно было ухаживать за грачом Мишкой, мы с моей подругой Светкой стали ответственными за волнистых попугайчиков.
Тем, кто дочитал, — БОНУС
Именно в этой книге я впервые увидела строчки Уолта Уитмена. Выпишите их себе в блокнотик и читайте, когда грустится:

Ни у кого нет таких дарований, которых бы не было у тебя,
Ни такой красоты, ни такой доброты, какие есть у тебя,
Ни дерзанья такого, ни терпенья, какие есть у тебя,
И какие других наслаждения ждут, такие же ждут и тебя!


Слушала и конспектировала
редакция кириллического сегмента LiveJournal
Tags: ,
да! книга действительно стоящая! читала ее после изучения современных авторов, пишущих на подобные темы. с удивлением обнаружила, что все это было известно давным-давно и ничто не ново под луной.