Бобслей


Журналист и литератор Лев Пирогов проводит краткий иллюстрированный экскурс в историю бобслея. Как звали «прародителя» этого спорта и какие изменения претерпела конструкция боба за последние сто лет? Кто первый построил боб в СССР и какая травма у бобслеистов самая распространенная?

pirogov пишет:
Больше ста лет назад один человек, его звали Уилсон Смит, придумал взять двое санок и соединить их сверху доской. Получились такие длинные сани, на которых могут скатываться сразу несколько человек. Эти длинные сани стали называть «боб». А катание с горы по-английски называется «слей». Так и получился боб-слей, скатывание с горы на длинных санях.



Потом у боба появился круглый руль, как у автомобиля, чтобы лучше им управлять:

____2

Кстати, делать это можно было и лёжа на животе:



Сейчас, впрочем, обходятся без руля, постромками. Скорость тяжёлого боба-четвёрки при спуске достигает 160 км/ч. У лёгкого боба-двойки поменьше: всего каких-нибудь 135 км/ч.

4

Одна из самых частых травм в бобслее — ледяной ожог. Если на такой скорости спортсмен выпадет из боба, и его потащит по льду, лёд сотрёт с него и одежду, и кожу.

5

В СССР первый боб энтузиасты построили по фотографии. А для того, чтобы соблюсти пропорции, за единицу измерения был взят нос пилота. Части боба измеряли носами (один нос = 55 мм).

6

Самый известный российский бобслеист — Александр Зубков. Он уже становился олимпийским призёром, в этом году мы ждём от него золота. После двух заездов экипаж-двойка в составе пилота Александра Зубкова и толкача (разгоняющего) Алексея Воеводы лидируют, опережая ближайших преследователей на тридцать две сотых секунды.


* * *
Ладно... Пролистал остальные бумаги. Домовая книга, неоплаченные счета за электричество, военный билет, свидетельство о разводе... На всякий случай обошёл комнату, заглянул в шкаф с бельём, провёл пальцами по корешкам книг. Вроде бы всё на месте. Он дома. Один.
Господи Всеблагой, неужели же он один?!

Вдруг стало нестерпимо хорошо на душе. В одно мгновенье перед глазами пронеслись все преимущества сложившегося положения. Вернее, одно преимущество, но длинное, как товарный поезд. Вот он сейчас встанет, пойдёт на кухню. Отрежет душистую, с горчинкой, горбушку. Намажет её майонезом. Поставит на плиту чайник. Сыпанёт в чашку кофе. По скрипучему паркету вернётся в комнату, сядет перед своим стареньким, подслеповатым, почти уже не цветным телевизором. А там — бобслей... В этом у Белугина не было ни капли сомнения. Бобслей — захватывающее зрелище. Спуск длится... сколько там, минуту, полторы? Без разницы. Всё блестит. Полозья глухо скребут лёд, журчит убаюкивающий голос телекомментатора, а ты и здесь, и как будто за миллион лет отсюда. Не надо тужиться, отчаянно отталкиваясь пятками от ледяного жёлоба... Просто живи. Сиди и смотри бобслей.

(Из романа Пирогова Л.В. «Ценофобы»)


Воспоминаниям предавалась
редакция кириллического сегмента LiveJournal