Что бы вы предпочли: быть глупым, но честным, или хитрым, но образованным? Мишель Болдрин и Дэвид Ливайн — авторы книги „Against Intellectual Monopoly“, заглянули в историю, и пришли к выводу, что слабые законы об авторском праве и снижение цен на книги — предвестники прогресса и «интеллектуального ренессанса». Алексей Поляринов рассказывает об их исследовании и делится своей личной историей.

polyarinov пишет:


В 19 веке английская литература пережила настоящий бум популярности в США. Случилось это потому, что в те времена не было идеи авторского права (то есть, была, конечно, но в зачаточной форме, и на тексты зарубежных авторов закон не распространялся); английские писатели сразу попадали в ноосферу, а их романы — в руки к читателям, минуя все эти обратноосмотические фильтры — юристов, договоры и долгие мучительные пререкания между издательствами двух стран. Отсутствие ограничений на интеллектуальную собственность давало возможность продавать книги за копейки (ну, в смысле, за центы). Простые американцы открыли для себя Диккенса именно потому, что могли себе это позволить («Рождественские повести», например, в Америке стоили 6 (шесть) центов, в то время как в Британии — 2.50 доллара). Это был настоящий бум, давший толчок развитию издательского дела в США. И даже больше: уровень грамотности населения увеличился в разы, американская земля получила целое поколение образованных людей, воспитанных на книгах Льюиса Кэрролла, Эдмунда Йейтса и, конечно, Чарльза Диккенса.
И знаете что?
С продажи своих книг в США Диккенс зарабатывал больше, чем в Британии. Даже несмотря на отсутствие официального контракта.

Эту историю я вычитал в книге «Against Intellectual Monopoly» (на английском — здесь, глава 2, страницы 23-24). Ее авторы — Мишель Болдрин (Michele Boldrin) и Дэвид Ливайн (David Levine). Их тезис прост: сама идея копирайта не защищает права творца, а наоборот — ограничивает их. Иными словами: если цель писателя/изобретателя — умножение знания и блага, то патент — это прямая помеха.
Звучит парадоксально, но Болдрин и Ливайн, чтобы развеять все сомнения, приводят множество примеров из истории: по их расчетам выходит, что все научно-технические прорывы и творческие революции всегда чудесным образом совпадают с ослабеванием законов об интеллектуальной собственности. И наоборот. Вот, например, знаменитые братья Райт; они, оказывается, не только изобрели первый самолет, но, что еще важнее, больших успехов достигли и на поприще патентов — они делали все возможное, чтобы помешать другим, не менее талантливым людям, улучшить и удешевить свои проекты. Кто знает, сколько конкурентов они «задушили»? Сколько интересных идей могло родиться? На чем бы мы сейчас летали? И сколько это могло бы стоить, не будь братья Райт так хорошо защищены своим патентом?

Это, конечно, очень спорный тезис. Защитники идеи авторского права могут резонно возразить: патент дает изобретателю возможность развивать проект дальше. Ведь все мы знаем, что любые инженерные исследования требуют финансовых вливаний, построения моделей и закупки комплектующих. Все это было бы сложно устроить без системы патентов. Вот, скажем, ту же идею самолета вряд ли можно набросать карандашом на листочке в клеточку — здесь нужны десятки полевых испытаний.

Звучит логично — во всяком случае, по отношению к изобретателям и инженерам.
Но.
Что насчет литературы?
Как обстоят дела в случае с писателями? Этот вопрос до сих пор не дает многим покоя. И я недаром начал свой рассказ с истории об «английском ренессансе» в США в 19 веке.
Электронные библиотеки — это плохо или хорошо? И чем они вообще отличаются от библиотек классических? Туда мы тоже приходили, брали книги и читали их бесплатно. В чем, собственно, разница?
Самый нелепый аргумент против «пиратских» электронных библиотек: «если не будем платить, они перестанут писать». Люди, говорящие такое, очевидно, не понимают самой идеи литературы. Сочинение текстов для писателя — это не вопрос выбора. Во всяком случае — для настоящих. А остальные — пусть не пишут. Я не против. Некоторым я бы лично приплачивал, чтоб не писали.

Это странно, но обсуждая вопросы «интеллектуальной собственности», люди спорят в основном о прибыли и забывают главный аргумент — просвещение.
Возможность выбора, доступность, изобилие книг — вот что дало толчок развитию образования в США в 19 веке. Люди могли позволить себе читать, и уровень грамотности стал расти. И даже больше: будущие американские классики были воспитаны на этих книгах по 6-центов-за-штуку. Кто знает, как выглядела бы сейчас американская литература, если бы 150 лет назад книги Диккенса стоили 2.50$?

Сегодня, объективно, читают меньше. Но. Читают и будут читать. А если перекрыть народу информационный кислород, что мы получим через 20 лет?
Вообще, поведение нашего правительства напоминает какой-то интеллектуальный геноцид: сперва ЕГЭ, потом — уроки православия, а дальше — что? Обязательная фронтальная лоботомия? Бесплатные орбитокласты в каждую школу?

Я вырос в девяностые, в провинции, под Ростовом, в семье более чем скромного достатка (мягко говоря). Когда я учился в первом университете, в Новочеркасске (2003-2008гг), я зарабатывал тем, что делал курсовые для студентов за деньги (1000 руб за штуку; я этим не горжусь, но тут уж «выживали-как-могли»). Плюс щедрая Российская стипендия — низкий поклон президенту — 1800 руб (которую я, признаться, получал довольно редко).

А теперь достанем калькулятор: сколько книг можно купить на эти деньги? Я просто не мог позволить себе покупать что-либо — я бы умер с голоду. Поэтому я скачивал. Благодаря файлообменникам за пять лет я прочел/прослушал больше 500 книг (даже страшно представить сколько денег я «украл» у авторов) — я познакомился с творчеством Салмана Рушди, Джулиана Барнса, Иена Макьюэна, Джонатана Франзена, Оливера Сакса и многих других. Да и узнал я о них именно в сети. В те времена я просто не мог позволить себе тратить деньги (довольно сложно тратить то, чего у тебя нет), и, не будь интернета, я был бы лишен возможности развиваться, наращивать знания.
Я начал изучать английский потому, что видел книги Дона Делилло, Дэвида Митчелла и Дэвида Фостера Уоллеса в свободном доступе, в оригинале. И я хотел узнать, что там, хотел продраться сквозь колючую проволоку чужой грамматики и прочитать их первым, до того как их переведут. Это был вызов.
Именно бесплатность англоязычных текстов служила главной мотивацией — у меня на руках находился целый архив, и не изучить его было преступлением. Все эти файлы с неизвестными историями подогревали мое любопытство. О покупке книг в оригинале не могло быть и речи: знаете, сколько стоит заказать книгу на Амазоне с доставкой в провинциальный город? Ну, скажем так: этот заказ приравняет роман в твердой обложке к золотому слитку 585 пробы.

Вообще, в спорах об этичности «пиратства» почему-то никогда не учитывают два важных фактора — благодарность читателя и охват аудитории. Ведь книга — это своего рода вирус. И чем сильнее текст, тем он заразительней — и тем быстрее он распространяется (воздушно-разговорно-кликабельным путем). Хороший роман мы всегда рекомендуем друзьям (ну, или силой заставляем их прочесть его), пишем на него рецензию. С этой точки зрения бесплатное скачивание никак нельзя назвать «воровством» — это скорее чтение в кредит.
Ведь все на самом деле очень просто: большинство людей покупают любимые книги, даже если в первый раз скачали их на «пиратском» сайте. Хороший роман стоит того, чтобы купить его — если не для себя, то в качестве подарка, например.
За последние два года я купил 12 (двенадцать) экземпляров книги Максима Осипова «Грех жаловаться». Купил и раздарил друзьям/знакомым. Просто потому, что это один из лучших текстов на русском языке за последние лет двадцать. Та же история с Барнсом: 5 экземпляров «Попугая Флобера», 6 «Историй мира в 10 ½ главах»; а так же: четыре «Свободы» Франзена, три «Гаруна» Рушди и две «Полные иллюминации» Дж.С.Фоера. Это неполный список.

И еще — интересный факт: когда создатель Википедии, Джимми Уэйлс, обратился к пользователям во всем мире с просьбой оказать проекту финансовую поддержку, одной из самых активных стран-донаторов была Россия (7 место, 835 141 $, пруф-линк прилагается).
Вывод: люди всегда голосуют рублем за хорошие идеи. За знания. И русские в том числе, не надо мне рассказывать о том, какие мы «неизлечимые любители халявы». Это неправда.

Даже сейчас этот текст я пишу лишь потому, что у меня был доступ к бесплатной базе данных. Книгу «Против интеллектуальной монополии» я нашел совершенно случайно: наткнулся на ссылку на официальный сайт Мишеля Болдрина. Если бы за ее скачивание требовали деньги, я бы вряд ли решился на покупку (хотя здесь все зависит от цены, конечно; у нас и за электронные умудряются заламывать как за бумажные) — просто потому, что имя автора мне ни о чем не говорит (точнее — не говорило), да и название у нее довольно скучное, формальное. Но Pdf-файл лежал в свободном доступе, я прочел первую главу, стал листать дальше — и уже не мог оторваться. Теперь пишу хвалебный отзыв, его прочтут сотни людей — это начало цепной реакции, которой не произошло бы, не будь книга бесплатной.
Пожалуй, куплю ее на Амазоне, в твердой обложке. Мишель Болдрин и Дэвид Ливайн действительно заслуживают вознаграждения за свою работу.

С нелегальным контентом, конечно, надо бороться, но завинчивание гаек и закрытие всего и вся — это точно не выход. Чтобы приучить интернет-пользователей покупать — нужно для начала предложить им удобные легальные сервисы. А у нас, как всегда, альтернативы пиратству нет, зато все недовольны. Я знаю только одно — электронные книги должны быть доступны и дешевы.
А если вы не согласны со мной — перечитайте еще раз первый абзац.

Продолжение дискуссии и выводы — в следующем посте.

P.S. И еще — вот статья Владимира Харитонова: рассказ о том, как закрытие файлообменника Megaupload привело не к увеличению, а, наоборот, к снижению продаж медиа-контента.


Обсудить в блоге автора

Редакция кириллического сегмента LiveJournal

Valentin
Абсолютно согласен.Я всегда говорил,что авторское право в нынешнем виде тормоз прогресса и попытка западных развитых стран узаконить право только им выпускать высокотехнологичные и прибыльные товары.
Любому автору внушают , что он должен бороться за авторские права юристы издателя, чаще всего очень крупного издателя, такого например как эксмо. Издатели живут за счет того, что им выплатит хозяин издательства, а тот хочет получить максимум. Хозяин издательства так организует свой бизнес, чтобы получать миллионы, а не выходить в ноль и зарабатывать копеечки для своей жены и детишек, есть у него ещё сестра Прохорова или любовницы и все эти ничего непроизводители хотят найти авторов, которых напечатают и продадут через свою сеть магазинов. И разговор идет обычно об одном авторе, хотя авторов и книг тысячи. Авторское право кормит в первую очередь богатого владельца, потом его толстых юристов, а уже потом всех остальных и с этого стола автору достаются крошки от его авторского права. Автор в такой системе, этот бедный автор, не считая единиц типа Лукъяненки, получает копейки. Но с одной стороны есть богатый хозяин и его юристы с купленными судами и законами от купленной правительством думы и с другой стороны бедный пользователь. Автора легче склонить на сторону богачей, наобещав ему, что он сможет стать новым богатым автором и будет таким же богачом как и эта свора кровопийц интеллектуальной и физической плоти.