Далекие-близкие 60-е и секреты криминалистики, история меланхолии и религия для атеистов. Нанайские сказки и самая «чумовая книга». Внутренние пророки, бесконечные истории и нобелевские лауреаты. Все это — в традиционном дайджесте за неделю.

Все обложки кликабельны. Чтобы узнать автора и название книги — наведите курсор на картинку.
Если вы считаете, что в дайджесте не хватает ваших книжных отзывов, — отмечайтесь в комментариях к этой записи со ссылкой и тегом.


Книга недели
Роман Шмараков «Каллиопа, дерево, кориск»

Книга Романа Шмаракова недавно была номинирована на премию Национальный бестселлер. Удивительный язык, захватывающий сюжет и искрометный юмор и не оставляют равнодушными даже тех, кто относится к русской литературе с прохладцей.

bookriot пишет:
Есть книги и авторы, интеллект которых играет с ними злую шутку: вместо того, чтобы открывать читателям что-то новое, он, за замками сложносочиненных предложений, выспренних фраз и собственного задранного носа, прячет и то, что вы и так знаете. В этом плане, я не знаю ни одного более гуманного к читателю автора, чем Роман Шмараков. Потому что это случай, когда вся мощь (а Шмараков, безусловно, мощь) чужого воображения поднимает тебя как на воздушном шаре и заботливо показывает необозримые поля, да сокровищницы мировой культуры. Снабжая по ходу действия интереснейшими историями «из жизни вон того кустарника». Впрочем, дело тут не только в интеллекте: Шамараков обладает даром языка такого масштаба, что пиши он хоть сколько угодно глупые книги, это все равно было бы хорошо.
«Каллиопа, дерево, кориск» — роман, не похожий ни на одну из русскоязычных книг последних, дай бог, ста лет. 35 коротких, искрометных посланий об одном, пусть и весьма необычном вечере. Здесь, конечно, можно поговорить о героях и сюжете (тем более, что и о первом, и о втором есть что сказать). Но парадоксальным образом, они почти ничего не значат. Потому что вся эта книга — сплошное торжество языка и невероятного авторского кругозора. «Каллиопа, дерево, кориск» на самом деле — песнь любви к языку и сочинительству, замаскированная под увлекательную историю, родом из того века, когда страшилки про приведения были страшилками, а не знать латынь могли себе позволить только крестьяне.

engurevich пишет:
Эта книга коварна, потому что способна обмануть читателя как минимум дважды. Начав чтение, вы было подумаете, что она чересчур сложна, - а она окажется проще. Приближаясь к финалу, вы будете уверены, что она проста, - а она окажется сложнее.
Сначала вы, возможно, как и я, будете фраппированы долгими фразами. Лично меня первые две-три страницы то и дело сбивало с ног. Но я поймала ритм, ухватила кита за усы, и мы помчали.
Длинные предложения на поверку оказались не грустным многословием, а текстом с практически 3D-эфектом.
По мере углубления в текст, наслаивались ассоциации:

— благословенный век Просвещения (потому что книга представляет собой собрание писем одного книжника и латиниста по имени Квинт),
— готический роман (потому что действие происходит в замке с привидениями, вещими шкафами, загадочными гобеленами, зловещим дворецким и прочей чертовщиной),
— Джером К. Джером (потому что автор шагу не ступит без того, чтобы не отвлечься на какую-нибудь к слову пришедшуюся историю),
— Гофман (потому что таинственное, фантастическое, мистическое в «Каллиопе...» предстает законной частью физического мира; вспомнить хоть переписку с «вещим шкафом»),
— Павич (потому что все кажется бессмысленным и в финале нас даже прямо пытаются убедить, что все на самом деле бессмысленно и есть),
— рисунки Феллини (не спрашивайте меня, почему; я не знаю).

Чарующая неспешность, «бесконечная, как лет­ний полдень» отличает все повествование. Даже в финале, когда любой другой автор, менее искушенный или менее принципиальный, ускоряясь, стремится к более-менее логическому концу, Шмараков остается невозмутимо поэтичен и рассматривает в деталях гобелен «Пастушка и пчела» сквозь маячащее на его фоне привидение барона Эренфельда...

zurkeshe пишет:
Роман Шмараков – доктор филологии («Символический подтекст романа Ф.М. Достоевского “Бесы”» и «Поэзия Клавдиана в русской рецепции конца XVII – начала XX вв.»), переводчик с латыни, знаток всевозможной классики, puppet master и автор блога, постоянно генерирующего массовые веселые умствования. Книга, в общем-то, такая же – закрома дико смешных, местами невыносимо прекрасных умствований, знакомство с которыми заставляет правильного читателя то поджимать пальцы от удовольствия, то, бурча, лезть в словари.


Русские авторы

Быченин. Черный археолог. По ту сторону тайны Иванов РОман Шмараков


Иностранные авторы

The Snow Child by Eowyn Ivey Блез Сандрар. Принц-потрошитель, или Женомор Дженнифер Иган - Время смеется последним (2013 г.) Джон Вердон. - Загадай число Сенкевич. Огнем и мечом Т.Дентон, Д.Гриффитс 13-этажный дом на дереве. Танец голода. -  Жан-Мари Гюстав Леклезио

Шарлотта Бронте - Эмма Внутренний порок, Томас Пинчон Джонатан Франзен, - Дальний остров Ной Гордон - Лекарь. Ученик Авиценны Ф.Спаффорд Страна изобилия.


Нонфикшн

Ален де Боттон, Религия для атеистов Виктор Ульяненко. Шокирующий Китай. Все, что вы не хотели о нем знать. Руководство к пониманию Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего. Малколм Гладуэлл Карин Юханнисон. История меланхолии (2011 г.) Майкл Фриман. Цифровая фотография. Практическое руководство Карл Циммер, Паразит – царь природы.

Юрген Торвальд. Век криминалистики   Майкл Фриман. Школа фотографии Майкла Фримана. Уличная фотография Михал Гедройц - Хроника семейного путешествия по военной России (2013 г.) Петр Вайль, Александр Генис - 60-е. Мир советского человека Пётр Гуляр – Забытое королевство (2012 г.) Роберт Макки - История на миллион долларов

Джейсон Вумек. Поднимая планку. Развитие лидеров. Ицхак Адизес

Книги для детей
Лимон Малинович и Крыша (Юнна Мориц, илл. Е. Антоненков) Мэргэн и его друзья Плэтт Р. Самая чумовая книга. Холера, оспа, чума и другая зараза Природа России (Т. Романова, В. Свечников, илл. В. Романов, Ю. Абрамова) Бесконечная история -  Михэля Энде Уильям Сароян. Приключения Весли Джексона

Рецензии собирала редакция кириллического сегмента LiveJournal


Очень хорошие рецензии на книгу профессора Шмаракова!
Только не очень ясно, для чего необходимо ее прочесть?
Что там такого, чего нет у других классиков?
Зачем привидения? Зачем три дэ?
рецензия на "Харбинские мотыльки", конечно, хорошая, но пост подзамочный: вряд ли есть смысл ссылаться. либо уж открыть.