Полёт в космос всегда означал серьёзное испытание. Раньше к такой работе допускались лишь военные лётчики, люди безупречной физической и моральной подготовки. С развитием научной программы, к полётам стали готовить учёных, хотя требования к состоянию их здоровья тоже нельзя назвать мягкими. В последние годы всё чаще звучат слова о прибыльном космосе и космическом туризме. И хотя туристы остаются обычными людьми, с их слабостями и изъянами, ни одна компания не возьмёт в космос человека без специальной подготовки. Павел Мыльников перевёл на русский язык большую статью Джейкоба Уорда об одной из тренировок, которую проходят будущие космические туристы.

paulmylnikov:
Бывший главный редактор журнала Popular Science Джейкоб Уорд написал большую статью об одной из тренировок, которую проходят будущие космические туристы.
Материал большой – поэтому перевод я разделил на 2 части.

Испытания и муки космической школы

Полёт в космос всегда означал беспристрастную оценку здоровья – в прежние времена рассчитывать на него могли лишь люди без каких-либо недостатков. Сначала это были пилоты истребителей – сохраняющие спокойствие в кризисных ситуациях, пребывающие в хорошей физической форме и беспрекословно выполняющие инструкции Центра управления полётами. Со временем стало очевидно, что космическое пространство можно использовать не только в военных целях – и тогда началась подготовка учёных: тренировки на симуляторах реактивных истребителей и в бассейне, тщательные медицинские обследования – проблемы со зрением, кровообращением или с характером на орбите ни к чему.



Теперь на пути в стратосферу – новый тип космического путешественника: не боевые лётчики и не астрофизики (которым и после двух лет тренировок полёт не гарантирован), а обычные люди – с ручной кладью, планшетами и морской болезнью.

Космолёт SpaceShipTwo от Virgin Galactic уже преодолел скорость звука в тестовом полёте, а его спонсор Ричард Брэнсон намерен находиться на борту, когда аппарат отправится в космос во второй половине 2014 года. Тем временем, на начало года запланированы испытания космоплана XCOR Lynx (как обещают разработчики, вскоре после испытаний состоится суборбитальный полёт с пассажирами на борту). Наконец, о создании собственного космолёта объявила компания SpaceX.

До этого момента космос, последний рубеж, казался большинству неким абстрактным понятием: манящая пустота, которую всё же не достичь, – совсем рядом. Теперь наступает демократизация космоса.

Конечно, возражений немало. Билеты отнюдь не дёшевы: место обойдётся от 95 до 250 тысяч долларов, что означает ограниченную доступность – только для невероятно богатых или невероятно увлечённых. Кроме того, предстоящее путешествие – прежде всего полёт. Как заявил пресс-секретарь Virgin Galactic: “Исходя из предварительных оценок, мы считаем, что большинство наших клиентов способно выдержать полёт”. Однако подобное путешествие потребует от человека немалой выносливости – в чём я убедился на своём печальном опыте.

Юго-восточная Пенсильвания. Адская жара. Я направляюсь к дверям Национального Центра по аэрокосмической подготовке и исследованиям, единственной частной компании в США, занимающейся подготовкой к космическим полётам. Непримечательное здание напоминает склад, окружённый торговыми центрами, а между тем, это – одно из немногих мест, где горящие желанием стать астронавтами могут испытать тяготы взлёта и возвращения на Землю, не покидая планету.

Центр готовит военных, гражданских и частных пилотов, а также служит полигоном для Environmental Tectonics Corporation – одного их крупнейших производителей симуляторов. Если подразделению военно-воздушных сил НАТО требуется симулятор той или иной модели самолёта, ETC привозит сюда ребят из НАТО и устраивает им хорошую встряску. А космический туризм открыл корпорации новый рынок.

Войдя внутрь, замечаю на стене портреты известных посетителей – среди них Базз Олдрин и Ричард Брэнсон. Поодаль стоит симулятор катапультируемого кресла и гипобарическая камера. И, наконец, – исполинская центрифуга (которую я постараюсь не забрызгать собственным завтраком).



Пожимаю руки четвёрке будущих туристов в изготовленных на заказ красно-синих костюмах. Ребята полны энтузиазма, смешанного с легкомыслием. Это первые кандидаты от Ракетной Академии Соединённых Штатов – некоммерческой организации, чья цель – явить миру среднестатистических американцев с навыками астронавта – так называемых “гражданских астронавтов”, для которых двухлетняя подготовка не обязательна, в отличие от астронавтов НАСА. В руках этой четвёрки билеты на XCOR Lynx – они окажутся среди первых гражданских астронавтов, покинувших планету. Здесь, в Центре, они намерены утвердить протокол тренировок для нового вида астронавтов и отобрать испытания, которые однажды станут непременным приложением к билету на космолёт.

“Это пробная версия программы по подготовке гражданских астронавтов, – замечает руководитель группы Эд Райт, прошагавший по карьерной лестнице Microsoft, а затем создавший Ракетную Академию. – Мы хотим воспитать не просто космических туристов, а космических операторов”. Райту, чья идеально шарообразная голова будто создана для шлема, немного за 50. Он планировал сегодняшние испытания в течение нескольких месяцев. Он верит в частное освоение космоса и считает, что это может привести к появлению нового типа гражданской науки. В течение считанных драгоценных минут в космосе четверо членов Академии намерены провести несколько опытов, отобранных из числа десятков поданных через интернет. Это низшая ступень исследований – которым, вероятно, не удастся получить масштабную поддержку НАСА, но даже несколько минут на орбите могут дать ценные результаты. Правда, прежде необходимо попасть в космос, сохранив здоровое тело и ясный ум.

В классе мы проходим двухчасовой инструктаж. Суи Вень Фан, бывший хирург Сингапурских ВВС, мягким голосом рассказывает об основах физики Ньютона и физиологии человека, объясняя, что наши тела в основном состоят из жидкости, циркуляция которой поддерживает работу организма. Затем мы плавно переходим к тому, как открытия Ньютона – состояние покоя и скорость, ускорение и закон тяготения – могут за короткое время нарушить работу организма. Например, у пилотов перегрузки приводят к оттоку крови от головы и притоку к ногам и нарушают доступ кислорода в мозг, что грозит обмороком: глаза закатываются, тело сотрясают спазмы, пилот теряет сознание (и может провалиться в короткий сон). Тревожные симптомы – туннельное зрение и временная слепота. Сегодня нам предстоит сопротивляться перегрузкам. По словам Суи, если напрячь ноги, мышцы таза и все остальные ниже области сердца и быстро, но глубоко дышать – можно вызвать обратный приток крови к голове и не потерять сознание даже в кружащейся центрифуге с перегрузкой в 6 единиц.

К полудню я понимаю, что для меня это добром не кончится. Ни инструктор, ни остальные участники не знают, что склонность к укачиванию передаётся в моей семье от поколения к поколению. Дедушку стошнило на борту лайнера United States на пути в Индию. Отец любит вспоминать, как его вывернуло в бумажный пакет в салоне самолёта, когда я лежал у него на руках. Меня же укачивало на кораблях, в автомобилях и авиалайнерах – а сегодня в этот список наверняка войдёт и центрифуга.

Собравшись в наблюдательном зале, мы смотрим на вращающийся внизу массивный аппарат – по меньшей мере 50 футов в диаметре. Он движется невероятно быстро, точно исполинский молот, однако в зале – лишь в 30 футах – не чувствуется ни малейшей вибрации. Стены увешаны мониторами, показывающими картинку “изнутри”. Кожаные диваны, настенные экраны – будто сидишь в спортивном баре, только на любом завсегдатае окажется костюм пилота.

Сегодня мы познакомимся с двумя видами перегрузки – продольной (той, что вызывает отток крови от головы и приводит к обмороку) и поперечной (она заставляет кожу на лице болтаться и оказывает сокрушительное воздействие на лёгкие). С поперечной ещё можно смириться (до порога в 10 единиц она не причинит серьёзного вреда), а вот с продольной пилотов истребителей учат бороться. Нам предстоит вынести 4 испытания – каждое примерно по 10 секунд: продольная перегрузка в 2,2 и 3,5 единицы и поперечная – в 3 и 6 единиц. Меньшая цифра – половина величины, с которой сталкиваются при космическом полёте. Большая – максимум, что испытает пассажир во время суборбитального полёта. Сначала Суи испытает нас на половинных режимах – полагаю, для того, чтобы у клиентов имелась возможность досрочно вернуть билет.

Смотрю, как пристёгивается первый кандидат – Ричард, пилот авиалайнера. На вид ему далеко за 50. Он мечтал стать астронавтом всю свою сознательную жизнь. К испытаниям Ричард абсолютно равнодушен – и при перегрузке в 6 единиц имитирует отжимание стоя. Когда он возвращается в зал, ему аплодируют и тянутся, чтобы хлопнуть по ладони.

Наблюдения за Ричардом приободрили меня – в конце концов, я ещё моложе. Однако затем место в центрифуге занимает Фил, преподаватель колледжа, возраст которого гораздо ближе к моему. По мере нарастания скорости аппарата Фил на экране начинает жаловаться на тошноту. Я следующий, и встаю с кресла с тревогой. Когда я подхожу к центрифуге, Фил, шатаясь, спускается по лестнице и останавливается. В его волосах – капельки пота. “Я в порядке”, – слабо бормочет он, обращаясь скорее в пустоту, чем ко мне. Похлопав Фила по плечу, поднимаюсь по ступенькам...

Продолжение


Часть первая, часть вторая