Йовери Мусевени


Президент Уганды Йовери Мусевени подписал закон о борьбе с гомосексуализмом, предусматривающий пожизненное заключение за «гомосексуальный половой акт с отягчающими обстоятельствами».

Почему авторитарные и полуавторитарные коррумпированные режимы так любят кодифицировать общественную мораль? Как связана низкая эффективность госуправления и неусыпная забота о нравственности граждан? На этот вопрос отвечает Екатерина Шульман — политолог, специалист по проблемам законотворчества и колумнист «Ведомостей».

Дорогой президент Йовери Мусевени, наконец-то я нашла время и место написать о тебе и твоем законотворческом процессе! В Уганде уже заждались, наверное. Текст на самом деле о государственной нравственности и языке насилия - ну и немножко про гомосексуализм. Чмоке всем в этом дискурсе!

Президент Уганды Йовери Мусевени подписал на этой неделе закон о борьбе с гомосексуализмом, предусматривающий пожизненное заключение за «гомосексуальный половой акт с отягчающими обстоятельствами». Не углубляясь в подробности этих отягощений, отметим, что законотворческий процесс в Уганде насыщенный и интересный: законопроект обсуждался с 2009 г., в финальную версию были внесены смягчающие поправки. В частности, убрали полагавшуюся в оригинальном проекте смертную казнь, а также трехлетний срок за недонесение о соседском гомосексуализме. Легко вообразить себя угандийским парламентским аналитиком, увлеченно наблюдающим борьбу групп интересов вокруг этих поправок и их связь с внутриаппаратными раскладами в исполнительной и законодательной ветвях власти.

Это не все достижения Уганды на ниве борьбы за половой покой. За несколько недель до антигомосексуального закона был подписан закон о борьбе с порнографией. Он предусматривает создание Антипорнографического комитета (с секретариатом), а также перечисляет признаки явления, с которым членам комитета предстоит бороться. Среди них кроме размахивания различными порочными частями тела (бедра вошли) указан «любой непристойный акт или поведение, имеющее целью порчу нравов».

90% угандийцев, по данным «Афробарометра», борьбу с гомосексуализмом поддерживают (что, отмечают исследователи, хорошо коррелируется с широким распространением однополых связей в африканском обществе). Президент Обама выразил протест по поводу принятия закона, на что президент Мусевени ответил, что американское давление вызвано «усилением военной роли Уганды в регионе». Очевидно, страна встает с колен.

Почему авторитарные и полуавторитарные коррумпированные режимы так любят кодифицировать общественную мораль? Как связана низкая эффективность госуправления и неусыпная забота о нравственности граждан?

Три четверти опрошенных угандийцев (поддерживающих новые моральные законы, напомним) считают, что «все или большая часть» парламентариев коррумпированы (данные «Афробарометра»). В конце 2013 г. только 4% россиян сочли работу Государственной думы удовлетворительной (данные ФОМа), 40% опрошенных «Левада-центром» в том же 2013 г. согласились с характеристикой «Единой России», партии парламентского большинства: «партия жуликов и воров».

Государство, не предоставляющее тех услуг, которых от него ожидают — безопасности, доступных социальных сервисов, инфраструктуры — в обмен на налоги, обязательно будет обвинять граждан в том, что те сами какие-то безнравственные. Развращают детей, оскорбляют чувства, сотрудничают с врагами, провоцируют правоохранительные органы на нехорошее. Обвинения будут выражены в максимально мутной форме — это еще один фирменный признак «моральных кодексов». Угандийское «поведение, склоняющее к порче нравов» в смысле правовой невнятности может разделить призовое место с российским «неуважением к обществу» и «разжиганием ненависти», украшающими наш Уголовный кодекс.

Туманные формулировки не только служат практической цели «был бы человек, статья найдется». Это еще и проверенно эффективный язык насилия. Насильник, учат нас социальные психологи, стремится первым делом оправдать себя, возложив ответственность за свои действия на другого — на жертву или неких зловредных третьих лиц. Он никогда ничего не «решил и сделал» — его всегда «довели» и «поставили в условия». Что такое «разжигание»? «Неуважение»? «Массовые беспорядки»? То, что сочтет таковым государственный обвинитель. «Предательство»? Нарушение некоего договора, условия которого известны только одной стороне — обвиняющей. «Провокация»? За мое поведение отвечаю не я, а ты, провокатор, потому что «после» всегда значит «по причине».

Существует ли тот запрос на «новую консервативную повестку», о котором нам рассказывают околокремлевские аналитики и иные официальные и полуофициальные лица? Результаты опросов со 146% одобрения любого уже свершившегося государственного решения мало о чем говорят, кроме как об отношении современного россиянина к соцопросам: «Начальство прислало проверить, всем ли ты тут доволен». Однако нельзя не видеть, что неудовлетворенная нравственная потребность у общества существует. Граждане хотят честности в общественном быту — потому что тотальная нечестность слишком дорого обходится и создает слишком много неудобств. Поэтому простой лозунг «Не врать и не воровать» находит такой отклик в сердцах избирателей. Удовлетворить этот запрос власти трудно, однако массовую жажду справедливости она чует и отвечает на нее, как может.

Этим ответом является то, что можно назвать принудительной этизацией законодательства и публичного дискурса в целом — привнесение нравственной компоненты туда, где ей абсолютно не место. У государства вообще нет права обращаться к обществу с какой бы то ни было моральной проповедью, не говоря уж об обвинениях. Оно не может присваивать себе функции этического барометра — во-первых, потому, что оно не праведник, а сервис. Во-вторых, потому, что у него слишком много средств для насильственного внедрения в жизнь своих представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. Сервис «Сам себе Савонарола» — это не то, за чем граждане обращаются на сайт госуслуг.

Обсудить в блоге автора
Этот, прости господи, "Йовери Мусевени" подтерся бы этим опусом если бы тот был на бумаге и пошёл дальше гонять гомосеков. Стоило столько строчить?(
Ничего не понял,что автор имел в виду. Гомосексуализм смертный грех. Что тут рассуждать. У папуасов еще и спид. Заумь какая то в статье. Бесят понторезы, что за умничанье. Понты корявые.
Совершенно верно .Еще наши народные лидеры не должны отстранятся от народа . какпри культе личности Сталина а без бумажек общаться с народом . для примера во всем . Их семьи также должны общаться с народом --это их обязанностьА не через посредников -- личный пример надо показыватьчтобы люди знали кого избрали. Вон Навальный общается с народом и не боится народа . А то законы писать каждый может . а вот пример поведения и рассуждения хотелось бы услышать от источников высокой нравственности и морали . И на счет развода Путина поговорить и посмотреть что из себя представляют жены гос деятелей .Что бы определить кто нами руководит и нас поучает.
ПОУЧАТЕЛИ
Нас поучают те, кто до сих пор не в состоянии решить, а моральна ли проституция, зато эти "слуги народа" с лихостью изобретают правила, как нам, своим господам, надо правильно жить. Смешно.
"Дорогой президент Йовери Мусевени, наконец-то я нашла время и место написать о тебе и твоем законотворческом процессе!"

- слог раскрывает в авторе на редкость культурного высокообразованного человека