Политолог и кореевед рассказал нам, как правильно использовать инвективную корейскую лексику в письменной речи. Мы и не знали, что наши дальневосточные братья ругаются столь заковыристо!

Инвективная лексика – это лингвистический феномен, присущий всем языкам. Однако на протяжении долгого времени учёные не рассматривали его как объект серьёзного филологического исследования.

Процесс демократизации общества повлек за собой изменения, затронувшие все сферы общественной жизни: политику, экономику, культуру, что сопровождалось изменением общественного сознания, пересмотром принятых норм и стереотипов поведения. Всё это не могло не найти своего отражения в языке. Употребление инвективной лексики стало свободным не только в разговорном дискурсе, но и в СМИ и в художественной литературе, стремившихся сблизиться с реальным языком бытовой вербальной коммуникации.

Наука отреагировала на эти процессы резким повышением интереса к инвективной лексике, появились отдельные статьи и монографии, посвящённые её изучению. Современные лингвисты дают разные обозначения данной категории языковых единиц: «некодифицированная», «табуированная», «сниженная», «непечатная» лексика. В настоящей статье мы будем использовать термин «инвективная лексика», поскольку он наиболее точно раскрывает данное понятие.

Инвективная лексика является кумулятивным лингвистическим феноменом, вбирающим в себя любые лексические единицы национального языка и речи, которые реализуют или изменяют свою семантику в негативной (конфликтной) социокультурной коммуникации.

Инвективная лексика многофункциональна и служит, прежде всего, средством репрезентации негативных (агрессивных, конфликтных) интенций и эмоций участников коммуникации. В коммуникативном процессе она активизирует проявления вербальной агрессии, девалоризации, насилия, снижения статуса адресата, манипуляции сознания и поведения коммуникантов.

В корейской языковой картине мира инвективная лексика играет немаловажную роль, однако, данное явление практически никак не исследовано в корейской лингвистике. Сложность в изучении данного языкового явления состоит, прежде всего, в «моральной составляющей» представителей корейской культуры.

В основе корейского общества лежат принципы конфуцианства, согласно которым люди из поколения в поколение воспитывались в духе следования неизменным традициям. К числу таких традиции относится строгое соблюдение правил межличностных отношений в обществе, которые определяются социальным статусом, соотношением возрастов, полов, степенью близости и ситуацией общения. Почитание старших, сложная гонорифическая система, строгое её соблюдение в речи являются неотъемлемыми составляющими корейского языка. Однако конец прошлого века стал для многих культур временем перемен. Возникновение различных субкультур, масштабные изменения в политике, экономике и культуре привнесли радикальные изменения в язык. Люди стали свободнее выражать свои мысли, эмоции, в результате чего возникает новый (обновлённый) язык. Поэтому наука обязана обратить своё внимание и на такой феномен как «ненормативная» речь.



Инвективная лексика является полноправной частью корейского языка, однако употреблять её в письменной речи следует крайне осторожно, чего нельзя сказать про устную речь, где социализированные формы имеют место быть. При изучении данного явления в корейском языке, следует обратить внимание на корейский кинематограф, который изобилуют ненормативной лексикой. Вместе с тем, необдуманное использование подобной лексики, на наш взгляд, ставит под угрозу ее особый статус и исключительную эмоциональную выразительность, что обедняет язык.
Корейцы выделяют следующую структуру корейской инвективной лексики:

1) «Существительное А + Существительное В»

Пример: 개+자식병신+세끼 [КЭ+ЧАСИК ПЁНЪСИН+СЕКИ] «сумасшедший»
Чаще всего используется, когда есть какой-либо социальный запрет или к объекту хотят выразить ненависть.

2) «Существительное А + Глагол действия/глагол качества + Существительное»

Пример: 좆 + 만한 + 놈[ЧОТ+МАНХАН+НОМ] «ублюдок»
Чаще всего используется для описания характеристик объекта, по отношению к которому хотят выразить негативную оценку.

В корейском языке можно выделить следующие разряды инвективной лексики:

1) Слова с ярко выраженной негативной окраской, составляющей основной смысл их употребления: 개세끼 [КЭСЕККИ], 개자식 [КЭДЖАСИК], 병태 [ПЁНЪТХЭ] «извращенец» (заимствование из китайского языка); 싸이코 [ССАИКХО] «маньяк-извращенец» (заимствование из английского), 창녀,절개를파는사람 [ЧХАННЁ, ЧОЛЬКЭРЫЛЬ ПХАНЫН САРАМ] «человек, продающий верность» (характерно для книжного стиля).

2) Названия профессий, употребляемые в переносном значении: 십장 [СИПДЖАН] «надсмотрщик» (используется со времён японской интервенции); 짭새 [ЧЧАПСЭ] и более грубый вариант 씨방새 [ССИПАНЪСЭ] «менты/мусора».

3) Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных: 건반진 놈 [КОНБАНДЖИН НОМ] «мелочная скотина»; 씹새끼 [ССИПСЭГИ] «сукины дети».

4) Глаголы с «осуждающей» семантикой или даже с прямой негативной оценкой: 죽인다 [ЧУГИНТА] «сдохнуть» (используется в разговоре между мужчинами по отношению к девушке).

5) Окказиональные (специально создаваемые) каламбурные образования, направленные на унижение или оскорбление адресата: 족발 색끼 [ЧОКБАЛЬ СЭККИ] «я.......и», 짱게 [ЧЧАНЪКЕ] «к.......ы».

Обсудить в блоге автора
Класс надо бы в мемориз забрать, прикольно!))
да ладно вам... самые страшные ругательства - собачья сиська и собачья писька... кя чёди.. кя тёди..
гонорифическая система...
гонорифическая система........ инвективная лексика........... а повыебонистее нельзя было загонорифить и отъинвектить? Если уж вы выкладываете сюда специальные статьи - не сочтите за труд попутно объяснить то, что не встречается в обиходной лексике. Гонорифы... моб твою ять!..

Edited at 2014-03-23 08:57 pm (UTC)