b9cdf3fd6766ed73600efcb996844129

В пятницу в сеть всколыхнула новость о проекте закона о запрете пропаганды русофобии. Пока депутаты разбираются, кто кого подставил, писатели подняли головы. И прикинули, какое будущее нас ждет (или ждало бы), если этот закон и правда примут.


Писательница Наталья Кочелаева пытается найти в этой истории что-то хорошее:

allekta пишет:
Я тут прочитала проэкт закона о запрете пропаганды русофобии.
И как есть оптимист и солнечный человечек, немедленно стала искать в нем положительные стороны.

Вот, к примеру — оскорбление русского языка и культуры. Я смерть как не люблю, когда оскорбляют русский язык. Нет, если кто-то скажет: дрянь какая этот ваш русский, я стерплю. Утрусь рушничком, и стерплю. На вкус и цвет, как говорится. А ежели кто на этом русском говорит и пишет криво, то я, бывает, аж заколдоблюсь. Давно! давно пора, вот что я вам скажу. Граммар-наци на марше! Предлагаю ввести даже специальную языковую полицию! Если, к примеру, в трамвае кто-то говорит «транвай» — хватай его, голубчика, под микитки, штрафуй на сто рублей, как за безбилетный проезд. «Одел пиджак»? в кутузку его! на сутки. «Она мне позвОнит» — трое суток! в холодную! Тут как-то депутаты законопроект о грамотности писали, двадцать ошибок на одном листе сделали. Вон из политики! В ссылку! в глушь! в Саратов! Ой, не надо в Саратов — у нас тут своих таких полно. Гоните их в тайгу, пусть рубят себе избенки, промышляют охотой и собирательством, с собой дайте топорик и учебник русского языка, как вызубрят — могут вернуться, если дорогу сыщут.
Учитель русского языка теперь совсем другое будет, милые мои. Раньше-то что. Раньше-то сидел он в углу учительской, смолил чинарик, всем униженно кланялся — только и чести, что актер Хабенский его в живой картине представил, да и то на посмешище. Теперь же не то! теперь он на переднем месте, все перед ним лебезят, а он сквозь зубы отвечает и ручкой эдак в ответ на поклоны: не надо, мол... вижу вас насквозь, господа сослуживцы... А директор ему пылинку с шеврона сдувает, а на шевроне перо и розга перекрещенные на фоне азбуки.
А университетские-то мои товарищи, ах! В какую честь и славу войдут! Братец меня теперь не в кофейню будет водить пирожные трескать, а на самолете в Париж возить за макарунами. Без билета, потому как какой тут билет? «Ты с кем говоришь, каналья? Ты как стоишь? Перрред тобой кто? ФИЛОЛОГ!» Тут у всех трясение в членах и обморок.
Конкурс на филфак — триста человек на место. Четыреста! День славянской письменности — первый государственный праздник. Девушки водят хороводы вокруг памятника Кириллу и Мефодию, веночками их украшают. Супругу моему Ивану Владимировичу увеличивают зарплату в двести раз. Под дверями у меня толпятся просители — кому письмецо написать, кому прошение. Без грамотности-то страшно, не ущучили бы. Несут кто курочку, кто медку, а кто и так — барашка в бумажке. Садятся на край стула, комкают платочек, косятся на библиотеку, вздыхают: ахти, умственность! Не обессудь, говорят, Лександровна, пироги нынче у бабы не пышны удались. Ничего, говорю, батюшка, положите в уголок.
Эхх, заживем! Или нет, пожалуй, не заживем. Это же Россия. Пока законопроект не утвердили, можно еще сказать: все законы тут хороши, да только на бумаге. А на деле происходит только несуразица и брожение умов.
«И опять пошла передо мной по-будничному щеголять жизнь» ©

Обсудить в блоге автора

Детская писательница Дина Сабитова обращает внимание на другую важную деталь:

feruza пишет:
Я уже совсем потеряла нравственный ориентир.
Читаю проект закона о пропаганде русофобии и думаю — свободу слова ограничивают.
Потом думаю: очнись, ДО свободы слова тут еще и немножко мысль, что русская нация лучше, чем не русская.

Потому что закон не запрещает пропагандировать, что татары плохие.

А вот что Русские плохие — закон запрещает говорить.
Отрицательное отношение к русскому языку будет запрещено.

К татарскому и японскому — разрешено.

То есть, следите, пожалуйста, за своими детьми.
Если ваш ребенок получит пару за диктант по русскому, выйдет в коридор и скажет буквально: «Ненавижу этот русский язык, жы-шы — тупизм какой-то, а не орфография, не пойду завтра на русский. Поцоны, айда завтра на руссиш не пойдем?»

... то только несовершеннолетие спасет его от статьи. Но, поскольку вы его законный представитель, опека с вами побеседует, чтоб мальчик ваш закон больше не нарушал.

Да, немецкий ненавидеть публично можно.
Вообще, я думаю, что надо бы в законе прописать, кого больше нельзя ненавидеть, а кого меньше.
Например, корейский язык не надо ненавидеть, но только чтоб это был севернокорейский (не отличается? как это не отличается?).

За ненависть к русскому надо рубить голову.

А за ненависть к хохляцкому и американскому языку — награждать медалью в тронном колонном зале. Правда, никакого хохляцкого языка нет, это все испорченный русский. Так что — налицо какая-то юридическая закавыка. Что полагается за ненависть к украинсокму языку, если он — просто недоделанный и испорченный русский?

Поняла! Раз это испорченный русский, то само его существование подпадает под закон о русофобии. Как вы смели наш язык испортить!!!

Обсудить в блоге автора



Согласна. Что речь ведущих, что статьи журналистов...Слезы. Досада. Раздражение. Не дотягивают до планки, ее просто опускают.
Страшное дело - столько запретов. Лучше вообще молчать.
Ну вы попробуйте в Америке негрфобию попропагандируйте, например.
Норм закон.

Edited at 2014-03-18 06:06 am (UTC)
Им на эхо москвы -срочно. Там их поймут и печенюшкой угостят.
Кажется тут намек на то,что правила русского языка вообще в принципе ущемляют свободу самовыражения. А в школе еще и оценки ставят, деспотически навязывают авторитарный язык. А как правила мешают иностранцам. Это ужас какой-то. А ведь хочется писать все что хочется, где хочется и все равно что читают дети, женщины, старики, впечатлительные и доверчивые. Ох веет от поста запахом отторжения всего,что запрещают без их одобрения.
Хо-хо, ожидаемый баттхерт либерастни от давно ожидаемого закона:) Я его жду и желаю уже лет десять, этот закон. Наконец-то.
Я против. Не вообще против , хулителей пора обуздать, а против употребления термина "русофобский" и , соответсвующего узкого содержания тоже. У нас многонациональное государство. Где и без того законом запрещено сеять межнациональную рознь, между прочим. Поэтому закон должен быть не против русофобской пропаганды, а против антироссийской, не делая акцент на конкретных национальности.