«Здравствуй, мама!»


В блоге о чтении детям рассказывается о прекрасной книге Кати Герман «Здравствуй, мама!». Интересно это литературное произведение тем, что представляет собой не просто иллюстрированный кусочек вязкого абсурда, каковыми обычно делают книги для маленьких детей. «Здравствуй, мама!» — книжка, целиком выросшая из научного факта, частного случая синдрома импринтинга у животных:

«Здравствуй, мама!»


Выдающийся австрийский ученый Конрад Лоренц много лет посвятил наблюдению за серыми гусями и в результате открыл у них явление импринтинга, который выражается в стремительном и необратимом закреплении в памяти определенных образов. Импринтинг в той или иной степени свойственен всем высокоорганизованным существам, не исключая высших приматов, наиболее изученным вариантом импринтинга остается «реакция следования» за родителями у новорожденных птенцов и детенышей животных, ее часто называют «синдромом утенка», хотя наблюдал Лоренц все же за гусями (с трудностями перевода можно столкнуться не только в художественных книгах). Если перевести «синдром утенка» в бытовое измерение, то все окажется очень просто, у гусей так заведено – кого первого увидят, тот и мама. Автор книги «Здравствуй, мама!» Катя Германн тоже поступила очень просто: взяла научный факт, добавила парадоксальный сюжет и приправила очень детскими, радостными и веселыми иллюстрациями. Получилась симпатичная история со знакомым сюжетом о воспитании странного ребенка и умении любить его «чужеродность» с аппетитными вкраплениями юмора и здорового детского смеха. Кому же по версии Кати Германн посчастливилось попасть в поле зрения свежевылупившегося гусенка?

Если взглянуть на обложку, по которой лихо скачет птенец с беззастенчиво улыбающимся клювом, а следом за птенцом вприпрыжку спешит неуклюжий медведь с очень удивленными глазами, то этот вопрос сразу отпадет. Большой бурый медведь стал жертвой обстоятельств и своего вопиющего невежества. Мало того, что он слыхом не слыхивал о «синдроме утенка», так он еще простое птичье яйцо называл интересной белой штуковиной, птенца – странным зверьком, а когда пришлось вспоминать, откуда берутся медведи, если не из яиц, медведь и вовсе растерялся. Неудивительно, что гусенок в три приема смог убедить вконец запутавшегося мохнатого недотепу в том, что тот является счастливой мамой пернатого водоплавающего медвежонка.

А началось все с того, что рыжий лис выкрал из гусиного гнезда почти высиженное яйцо с благородной целью преподнести жене в подарок жаркое из гусятины. Яйцо он выкрал, но не уберег: встретив недовольного медведя, бросил добычу и сбежал, оставив косолапого с хрустнувшим яйцом. Когда оттуда донесся писк «Мама!», участь медведя была уже решена. Его неказистые попытки сбежать от навязчивого зверька приводят к тому, что тот демонстрирует такую сноровку и физические данные, что медведь теряется в догадках.

Медведь молчал, погрузившись в раздумья. Этот странный зверь мог лазать по деревьям и бегать не хуже, чем настоящий медведь, но выглядел при этом совершенно иначе. В любом случае совершенно не так, как выглядели другие его знакомые медведи. Некоторые звери, конечно, с возрастом меняются. Интересно, он сам тоже был таким, когда был маленьким?

Его рассуждения основаны на неверной логической предпосылке: все медведи хорошо лазают, бегают, плавают, ловят рыбу и вообще очень сильные, раз этот зверек тоже хорошо лазает, бегает, плавает, ловит рыбу и вообще очень сильный, значит он — медведь. К тому же медведь оказывается совершенно неспособным к критическому мышлению: раз зверек оказался со мной на одной ветке дерева и я умею лазать, значит и зверек тоже залез на эту ветку; раз я вижу нокаутированного лиса и гигантского лосося около зверька, значит это зверек победил хитрого врага и поймал гигантскую рыбину.

Часто в книгах, где родителям достаются «нестандартные» дети, герои учатся открывать свое сердце и любить своего ребенка со всеми его «отклонениями от нормы», осознают, что ребенок не должен быть их точной копией и заслуживает любви и понимания, насколько бы другим и чужим поначалу он ни казался. В «Здравствуй, мама!» используется другой сюжетный ход. Медведь изначально и не собирался никому становиться мамой. Для него родительство оказалось полной неожиданностью, вначале совершенно естественно он проходит стадию отрицания, но потом пытается рассуждать логически (это его большая ошибка!), найти какое-то рациональное объяснение происходящего.

— Мы, медведи, бегаем быстрее всех! – сказал он. По крайней мере, в этом он был уверен, потому что сам бегал быстрее всех в лесу. – Вот, смотри!
И побежал. Теперь-то малыш точно должен согласиться с тем, что он – не такой!


И тут его на удивление низкая эрудиция становится для него и западней, и выигрышным билетом. Пытаясь найти подтверждения того, что зверек – другой, а значит не медведь, он видит как раз обратное, зверек – каким-то невероятным образом умудряется проделывать все то же, что и его названная «мама», а значит… он — медведь! На мой взгляд именно здесь скрывается бОльшая доля очарования книги. Медведь, несмотря на очевидные внешние отличия находит общие черты характера, физические навыки, которыми он может смело гордиться в своем детеныше. Здесь в медведе любовь к детенышу не просыпается в результате преодоления его чуждости, а наоборот: пробуждающаяся любовь к детенышу помогает отыскать фундамент родства и близости, вопреки очевидным различиям.

В немалой степени этому, конечно способствует и незамутненное сознания медведя, готового многие спорные моменты принять за непреложную истину. Но, если разобраться, не остался ли в результате косолапый родитель в выигрыше?

— Да уж, рыжий недотепа, в следующий раз подумай хорошенько, прежде чем связываться с нами, медведями! – крикнул ему косолапый. – Даже если они маленькие и с клювом!

Мне кажется – да.

Об авторе Кате Германн известно только то, что написано в официальной аннотации к книге. Катя Германн – обладательница премии ЮНИСЕФ и «Золотого яблока» биеннале иллюстраторов в Братиславе, книга «Здравствуй, мама!» была издана по стипендиальной программе города Тройсдорф. Малоизвестный автор, книга регионального издательства. Хорошо живется детским писателям в странах, где активно поддерживают детскую литературу.


Рассмотреть все развороты книги в посте автора

комментарий к книге.
Мне очень понравилось. В нашем детстве таких книг не было.