Казалось бы: нас учат быть честными, не врать. Мы сами ценим в других людях искренность и откровенность. Но до какого момента мы будем рады слышать всю правду в свой адрес?
Об этом рассказ Дениса Драгунского, сына известного детского писателя Виктора Драгунского, — «Не родись правдивой». Героиня рассказа — «очень красивая и правдивая девочка» — в силу своей кристальной честности сталкивается с проблемами: нужно же девушке кокетничать? А правду говорить когда?
Выбирайте сами.

НЕ РОДИСЬ ПРАВДИВОЙ


Одна девочка была очень красивая. Самая красивая сначала в детском саду, потом в школе – все десять лет, кроме восьмого класса, когда к ним пришла на год такая Катя, то есть Кейт Фридман, дочка канадского посла, немножко подвинтить русский язык, to improve her Russian. И все мальчишки сразу на нее запали, но потом она подвинтила свой Russian и уехала в свою Канаду, и все мальчишки отпали обратно к той девочке.
Это было обидно. Поэтому красивая девочка не сразу их простила, тем более что на летних каникулах она познакомилась со студентом второго курса.

Мальчики думали, что она интересничает. То есть врет.
Но она говорила чистую правду: студент был, его звали Костя, и он в нее на полном серьезе влюбился. Даже мечтал жениться на ней, когда ей исполнится 18 лет. Она была очень красивая, я же говорю. Но она никогда не врала, и в этом было ее несчастье, о котором она пока ещё не догадывалась. Она просто думала, что она такая прямая, искренняя, порывистая и вся распахнутая. И все вокруг думали так же.
Студенту Косте это тоже поначалу нравилось – как она смело высказывает свое мнение. Но когда он развернул перед ней свои мечты и планы, она ему прямо сказала: «И не мечтай!» И объяснила, что она его совсем не любит, и ходит с ним в кино и в кафе нарочно, чтобы накрутить хвосты Вадику и Владику, которые предали ее, когда год назад запали на эту канадскую куколку Кейт.
Студент Костя оценил ее правдивость. Но сам он был заурядный врунишка. Поэтому он не сказал ей «между нами все кончено», а стал вилять и отлынивать от свиданий. Ведь эта девочка, хоть и выложила ему всю правду, вовсе не собиралась прерывать такие приятные отношения. Она настойчиво дозванивалась ему, пока студент Костя не сказал ей:
- Извини, но я женюсь.
- Честное слово? – спросила она.
- Честное слово! – соврал Костя.
Тогда она от него отстала и простила предателей Вадика и Владика.
Они тоже простили ей временную измену со студентом, и продолжали за ней ухаживать, носить портфель и дарить мороженое.
В институте эта девочка тоже оказалась самой красивой. Владик и Вадик учились с ней вместе, но их довольно быстро оттер Борис. За него она и вышла замуж в конце второго курса.

К несчастью, Борис тайком писал стихи. Он, конечно, не собирался стать поэтом. Так, баловался. Но ему самому нравилось.
Однажды он протянул ей тетрадочку со своими стихами.
- Только скажи мне откровенно, - сказал он.
- Хорошо, конечно! - сказала красивая девочка, и села, подбив подушку за спиной; разговор происходил в воскресенье утром в постели.
- Правда, скажешь все как есть? – переспросил Борис.
- Правда! – честно сказала она и принялась читать.
А он ушел готовить кофе.
Прочитав, она заложила тетрадку пальцем и позвала мужа. Он вошел с двумя чашками кофе на подносе. Чудесный кофейный запах шел на весь дом.
- Очень плохо, - сказала красивая девочка. – Рифмы неточные. Размер хромает. И вообще банально и вторично, сплошная литературщина, мой любимый!
- А ты дура, - сказал Борис и вылил на нее кофе. Сначала одну чашку, потом другую. И блюдечко джема вывернул. А сверху покрошил круассан.
Красивая девочка спрыгнула с кровати и голая стояла перед ним, облитая кофе и мазюкнутая джемом. Она вытряхнула из волос круассановые крошки и задохнулась от возмущения:
- Ведь ты же просил правду!
Она была очень красивая, не только лицом, но и телом тоже. У Бориса на секунду что-то шевельнулось внутри, но тут же затихло, придавленное оскорбленным авторским самолюбием.
- Погоди, - сказал он ей. – А вот если бы я тебя не просил, ты бы все равно сказала правду?
Она подумала и ответила:
- Да.
- Тогда вали отсюда, - сказал Борис. – А сначала сбегай в душ.
Красивая девочка была гордая и не стала мириться. Но в душ пошла, отмыть кофе и джем, и вспомнила, что у нее уже была похожая история в пятом классе. Она одна во всем классе сказала правду, и ей из-за этого объявили бойкот на две недели. Она вытерлась и ушла, развелась с Борисом и через некоторое время вышла замуж за Владика.
Или за Вадика. Неважно.

Через много лет она случайно встретилась со своей одноклассницей Катей, то есть Кейт Фридман, которая из Канады. Они узнали друг друга и даже обнялись, хотя в восьмом классе не очень-то дружили. Эта Кейт говорила по-русски очень бегло и совсем без акцента, так что красивая девочка выразила ей свое восхищение.
- Почему это я должна говорить с акцентом? – возмутилась Кейт Фридман. – Что за дела? Ты что, антисемитка?
- Но ты ведь дочка канадского посла! – сказала красивая девочка.
- А ты что, поверила? – засмеялась Кейт, то есть Катя.


Обсудить в блоге автора
Ну раз вы об откровенной честности заговорили, то должен вам напомнить, что есть одна социальная проблема в России. Непризнанные блокадники. И вот, когда населению, блогерам, представителям СМИ и проч. говоришь о том, что надо бы законодателей и чиновников заставить эту проблему решить, чаще всего в ответ слышишь либо тишину, либо вообще злобное шипение. А когда прямо говоришь тем, кто не поддерживают, что они равнодушны, ленивы, жадные, завистливы и злы, то они оскорбляются. Бедные, оскорбились правдой? Но ведь правда не всегда красива.

"Вот если б ты, такой искренний и справедливый, нас не попросил о поддержке, то мы может быть святым духом догадались, что такая проблема существует и помогли бы. Но ты нас уже попросил, так что для нас это повод не помогать." Вот оно, общественное лицемерие.