178787628
Фотография: Thinkstock

Острая сатира об «обратной дискриминации» и вреде излишней политкорректности, и расследование о пользе катастроф и потрясений. Удивительно нескучная книга про оперу (ну почти), и роман, заслуживающий звание «лингвистического «Аватара». Революции на футбольном газоне и человеческий мозг, как изобретение «горе-инженера».
В традиционном пятничном дайджесте — семь очень разных произведений, и один ответ на вопрос: «Как испортить хорошую книгу».


Нассим Талеб АнтихрупкостьНассим Талеб
«Антихрупкость»


dmitrykogan пишет:
...перемены непредсказуемы и опасны, но без них мы обречены как минимум на деградацию. Как нужно жить, чтобы извлекать из случайностей пользу и минимизировать вред? Как можно не дать будущим катастрофам разрушить свою жизнь и благополучие? Это главные вопросы, которым посвящена книга. Автор дает на них ясные ответы с многочисленными примерами из разных областей жизни. Точнее, формулирует подход, в рамках которого эти ответы нужно искать. Рисковать там, где возможен большой выигрыш, а потери незначительны — например, вложить основной капитал в надежные малоприбыльные акции, но небольшую часть тратить на высокодоходные, но рискованные проекты. Или избегать риска, когда возможны большие потери, а выигрыш небольшой — например, отказаться от лекарств, если болезнь несерьезна и можно выздороветь без них. Такие решения интуитивно понятны и иногда вполне очевидны, поскольку хорошо согласуются со здравым смыслом, но Талеб впервые объединил их в рамках единой концепции антихрупкости.
Читать далее



Bel Canto by Ann PatchettAnn Patchett
«Bel Canto»

peggotty пишет:
Пэтчетт написала про оперу, ориентируясь в ней очень в духе либретто Дениса Формана («Евгений Онегин» — это там, где Татьяна всю ночь пишет письмо, Онегин убивает лучшего друга и еще дофигищи бальных танцев). Пэтчетт написала про мастерство переводчика, зная только один язык — американский. Пэтчетт ввела в роман русского (слава богу, достаточно второстепенного) персонажа по фамилии Ледбед и чехословацкий язык.
Как вы понимаете, отсюда уже даже господь может закрыть глаза и жечь.
Однако же книга удивительным образом не про все это, хотя и про все это тоже — про синдром, про русских, про оперу, про тонкости перевода, но в целом она про две куда более универсальных штуки — про совпадение людей во времени (про совпадение людей И времени) и про то, что умение выстроить качественный нарратив нивелирует тонкий вкус клюквенного соуса.
Читать далее



Необыкновенные приключения путешественника Пети Рыжика и его друзей Мика и Мука (И. Семенов)И. Семенов
«Необыкновенные приключения путешественника Пети Рыжика
и его друзей Мика и Мука»


julia_raskovaпишет:
В книжке рассказывается о путешествиях Пети Рыжика в космосе, на Северном полюсе, под землей, в Америке, на Кавказе, в Африке, на Алтае, на рыбалке; о забавных случаях, которые происходят с ним и его верными друзьями псами Миком и Муком. Как совершенно верно заметил один из рецензентов Лабиринта, книга — вполне себе такой приличный экскурс в прошлое: легко улавливается советское настроение («Потому что в нашей стране все свободны и равны») и отношения с Западом. Но много ли изменилось с тех пор? По сути — ничего, так что лично я за актуальность не опасаюсь. Конечно, с тех пор многое шагнуло далеко вперед, современным детишкам может показаться странным сказка о том, как можно полететь в космос на ракете из бочки, современные дети знают, что лунатики — это не инопланетяне, живущие на Луне, что просто так от полиции в Америке не сбежать. Но ведь в жизни всегда должно быть место сказке, детское такой полуреалистичной сказке. :))
Читать далее



Чайна Мьевиль Посольский городЧайна Мьевиль
«Посольский город»


knight_agilulf пишет:
«Лингвистический «Аватар» — так, наверное, можно в двух словах описать впечатления от «Посольского города». Действительно, легко отметить схожие мотивы в сюжетах и конфликтах: и там, и там инопланетная биологическая цивилизация сталкивается с угрозой со стороны землян. Но голливудский блокбастер, какие бы важные идеи он ни нёс и какой бы красивой ни была его картинка, не может позволить себе быть чересчур умным — в отличие от книги. Но обо всём по порядку.
Как известно, Мьевиль — виртуозный творец фантастических миров, и разговор о любой его книге можно начинать с упоминания фона, на котором происходит действие. В «Посольском городе» таких фонов целых два — это мир колонизированного людьми Космоса и замкнутый мирок планеты Ариека. Изображая вселенную далёкого будущего, автор пользуется традиционными научно-фантастическими декорациями: многочисленные планеты, несколько рас экзотов (то есть инопланетян; за исключением ариекаев, они описаны скупо), путешествия сквозь гиперпространство (здесь оно известно под названием «иммер»). Но, как это обычно бывает у Мьевиля, он акцентирует внимание на важных моментах, редко упоминаемых в подобных случаях, но придающих миру реалистичность и глубину...
Читать далее



Гари Маркус - Несовершенный человекГари Маркус
«Несовершенный человек»


intellit пишет:
По английски книга Гэри Маркуса называется «Клудж». На языке инженеров это означает набор плохо прилаженных друг к другу совершенно несовместимых элементов. Такие механизмы выглядят достаточно глупо, но все же работают. Такой феномен, конечно, знаком нам по отечественной инженерной мысли, например, в деле ремонта автомобиля.
Начинается все такой историей: у космонавтов в полете сломался фильтр CO2. В центре управления полетами придумали новую конструкцию такого фильтра — из носка, пластикового пакета, картонной коробки и клейкой ленты. Все сработало — космонавты не умерли. Правда вряд ли конструкция обладала хоть небольшой долей изящества.
Автор берется доказать, что мозг человека — такой же клудж. Наша память, язык, механизмы мотивации несут отпечаток горе-инженера. Такого парня, который не едет в автомастерскую менять замок на машине, а просто прикручивает такой, которым обычно запирают сараи. Работает же.
Читать далее



Бен Элтон – Blast from the past (Звонок из прошлого)Бен Элтон
«Blast from the past» («Звонок из прошлого»)


ms_foyle пишет:
Помните, как в «Резне» герой Кристофа Вальца говорит о том, что цивилизация — это тонкая пленка, которая пытается сдержать плотину? В природе человека быть нетерпимым, агрессивным, добиваться удовлетворения своих желаний (сексуальных в немалой степени). Безусловно, мир меняется, и, как сказала героиня в «Звонке из прошлого», даже на власть придержащих накладывают сейчас немыслимые еще не так давно ограничения. Например, президенту сверхдержавы не пристало распутничать с практикантками. А для Генриха VIII перепортить всех фрейлин было в порядке вещей. Сейчас публичные люди должны «соответствовать» и всегда помнить о том, что любое их действие или высказывание может оскорбить меньшинства. Хотя, собственно, сама эта риторика про меньшинства и дискриминацию уже не так. Элтон стебет «обратную дискриминацию» — это когда некоему WASP`у отказывают в повышении в пользу менее квалифицированной однорукой лесбиянки из Зимбабве. И в современном толерантном, прогрессивном обществе есть даже специальные люди, чиновники, которым платят за то, что те внушают оскорбленным WASP`ам, что, несмотря на текущую дискриминацию, в целом у них все хорошо, и очень скоро они заметят позитивный эффект на страну в целом от того, что ущемили их, а не более уязвимого представителя одного из меньшинств.
Читать далее


Джонатан Уилсон. Революции на газоне. Книга о футбольных тактикахАНТИРЕЦЕНЗИЯ

Джонатан Уилсон
«Революции на газоне. Книга о футбольных тактиках»


jasly пишет:
Теперь я расскажу вам о фундаментальной ошибке, допущенной мной на этапе стратегического планирования. Вместо того чтобы спокойно читать с киндла книжку на английском, я решил взяться за, не побоюсь этого слова, российское издание. Кто уже совершил тот же промах — подскажите, где для нас открыли реабилитационный центр? Кто еще не успел, можете расслабиться: книжек напечатали всего две тысячи штук.
Российское издание Уилсона подходит для разного (что придумаете сделать с бумагой, для того и подходит). Не подходит оно только для чтения.
Во-первых, переплет. Если вы, дорогие владельцы планшетов, ридеров и прочих более-менее актуальных устройств, успели забыть, что это такое — мучиться с неудобной бумажной книжкой, то «Революции на газоне» каждой четной страницей заставят вас об этом вспомнить. Со всей возможной яркостью. Кажется, сама книга противится тому, чтобы ее читали.
Во-вторых и в-главных — перевод. Перевод, если это можно так назвать, подобен голевой статистике нападающего Федора Смолова. Поначалу это может казаться забавным, но вскоре переводчика Курочку и людей, доверивших ему работу, вы будете ненавидеть всей душой, ай гаранти ит.
Не могу вспомнить ни одной настолько отвратительно переведенной книги из того, что я прочел за последние года три. Абсолютное ощущение, будто человек, рубивший топором вот это вот из английского текста, толком не владеет ни одним из двух языков, с которыми ему пришлось иметь дело.
Читать далее про хорошую, в общем-то, книжку