Коллективное сознательное (lj_editor) wrote in lj_editors,
Коллективное сознательное
lj_editor
lj_editors

Рубль, яблоко и "беленькая": при чем тут литература?


Привет, книголюбы!

Знаете ли вы, что есть в России литературная премия, которая пережила советские годы, застой и вотэтовсё, умудрившись начиная с 1978 года ни разу не облажаться? Которая независима от спонсоров и вручает своим лауреатам рубль, бутылку водки и яблоко? Которая никогда не смотрела в рот номенклатуре, массе и популярности, всегда отдавая предпочтения серьезным и действительно талантливым литераторам, и не боялась, что "пипл" их не "схавает".


А между тем, они существуют такая премия есть.  И сегодня мы про нее расскажем!


Для тех, кто все знал не догадался, раскроем интригу: да, речь идет о премии имени Андрея Белого.

Премия Андрея Белого всегда стояла особняком. И на это есть причины.
Во-первых ей без малого 35 лет. Во-вторых, она негосударственная и никогда такой не была. В СССР это была единственная регулярная диссидентская премия в области культуры. В-третьих она была учреждена самиздатовским журналом! Судьбы и значение самиздата в советские времена трудно переоценить.
В 1997, когда "потеплело", премию стали поддерживать Музей Анны Ахматовой, "Новое Литературное обозрение" и Общество современного искусства "А-Я".

Премия Андрея Белого
Андрей Белый и его премия

Сегодня премия присуждается по 4 номинациям: поэзия, проза, гуманитарные исследования и за особые заслуги в развитии русской литературы. Среди критериев присуждения - эксперимент и новаторство.

Об этом очень хорошо написал критик Дашевский:

"С момента своего учреждения в 1978 году премия всегда выполняла разделительную функцию, но в разные периоды она прокладывала разные границы.
В 1970-х — начале 1980-х премия проводила черту между официальной и независимой литературами и избавляла независимую литературу от грозившей ей подпольности, поскольку любая премия (пусть даже ее материальный эквивалент — сакраментальные яблоко, бутылка, рубль) — это всегда направленный на лауреата свет, антиподпольный по определению.
Возобновленная в 1997 году, праздничному терапевтическому беспамятству постмодернизма премия противопоставила память о катастрофах, а всеобщему упрощению — утонченную сложность."


В литературной среде у премии безукоризненная репутация. Но книги ее лауреатов, безусловно, не для всех и поймут их не все. Тем не менее она важна, как важна академическая фундаментальная наука и прочие непопулярные вещи. Особенно среди засилья коммерческих стандартов (вы же знаете. что Букер вручают потенциальному бестселлеру?).

Большинство из лауреатов вы, конечно, не знаете. Мы и сами не знали. Поэтому решили, что эту несправедливость нужно срочно исправить!
В журнале bookriot открылась новая рубрика, в которую будут попадать рецензии на книги победителей этой премии.

И вот первая из них:

"Сегодня мы представляем вам первую ласточку: лауреата премии от 2012 года в прозе – Марианну Гейде.
Признаемся честно, за творчеством Марианны мы следим еще со времен получения ей в 2003 премии Дебют. Но если Дебют был вручен за стихи, то сейчас награды удостоилась и проза Марианны.
На этом ушастый умолкает и передает слово ведущему нашей рубрики Алексею polyarinov:



Об авторе: Поэт с большой буквы, Прозаик с большой буквы, Человек с большой буквы. Лауреат премии «Дебют»-2003 в номинации «поэзия». Лауреат премии Андрея Белого-2012.
О книге: Если «Бальзамины выжидают» и можно сравнить с чем-то, то первыми на ум придут «Книга мертвых» или «Упанишады». Тексты без авторов – и это важно для понимания. Гейде умудрилась сам процесс письма возвести до уровня мифотворчества – стилизовать свою прозу под легенды, созданные коллективным бессознательным. Она словно бы и не автор, а скорее переводчик: с языка пустоты на русский.

«Бальзамины» – не роман и не сборник рассказов, не проза и не поэзия. Здесь нет ни сюжета, ни героев, ни диалогов. Это и не текст вовсе – скорее набор символов, мотивов, переплавленных в слова, где эффект целостности достигается за счет повторения – не образов, а впечатлений.

«Зимой, подумал мальчик, море не замерзает, а превращается в студень. В рыбное заливное. Приходят люди, отрезают большими ножами и так и питаются до самой весны. Летом съеденное опять отрастает, потому что зимой люди едят море, а летом море ест людей».

Иногда Гейде, как Андрею Платонову, бывает попросту тесно в рамках русского синтаксиса, и она рвется за его пределы, как пар из кипящего чайника; она не ищет адекватную форму выражения, она, мне кажется, знает более прямой путь – и работает напрямую с подсознанием. И, листая страницы, постепенно ловишь себя на мысли, что, возможно, стал частью ментального эксперимента, где описанные события – это не истории, это – словесные кляксы Роршаха; и твоя реакция на них – неотъемлемая часть текста (тот неловкий момент, когда понимаешь, что это книга читает тебя, а не наоборот).
Читать полностью


Кого из победителей премии знаете вы? Читали ли Андрея Белого? Знали о его премии? Делитесь!


Ксения sneg_na_golovy Лукина
редактор литературного направления



Tags: editors, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments