18-19 апреля в Москве выступит легендарный Чикагский симфонический оркестр, история, которого начинается с 1891 года. Читатели LiveJournal.ru задали вопросы Президенту Оркестра Деборе Руттер, на которые она ответила.





Работа в оркестре

— Хотите ли вы организовать концертный тур по российским городам? Если да, то по каким именно? Могла бы в списке оказаться Казань?
— К счастью, Чикагский симфонический оркестр часто приглашают в гастроли по всему миру. Понятно, что мы не можем принять все приглашения, но одна из наших задач — выступать на новых площадках: где мы не бывали прежде, где давно не выступали, а также в неблагополучных регионах. Мы были бы рады получить приглашение на подобный тур по России и с большим воодушевлением послушали бы рекомендации Министерства культуры РФ относительно такого предприятия.

— Служенье муз не терпит суеты! Что делать с интернетом и гаджетами?
— Интернет — это прекрасный способ делиться искусством, вводить новшества и экспериментировать. Он также помогает нам в достижении ещё одной цели — охватить как можно большей людей. Однако вы правы: музе творчества нужны благоприятные условия для самопознания и размышлений. А интернет и электронные медиа — это просто средства общения и доступа.

— Были ли в вашей работе (в работе оркестра в том числе) курьёзные случаи?
— Забавных случаев предостаточно, когда имеешь такую богатую гастрольную историю: то музыканты проспят и опоздают на самолёт, то оставят инструменты в туалете аэропорта, то кто-то из гастролёров сложит паспорт в чемодан и едет до места самостоятельно, опережая группу. Конечно, когда такое случается, приятного мало, но потом выходят отличные истории.

— Кто влияет на репертуар концерта?
— Конечно же, дирижёр — наш музыкальный директор — оказывает наибольшее влияние и принимает окончательное решение. В период подготовки и обсуждения наша творческая команда собирает обратную связь от слушателей, ведущих и других исполнителей.

— Сколько времени в совокупности занимают репетиции к концертам? Как они организованы?
— Обычно график репетиций к абонементным концертам в Чикаго состоит из четырёх репетиций, которые проходят в дни непосредственно перед выступлением. Годовой график расписан на полтора-два года вперёд.

— Дебора, скажите, пожалуйста, кто ваши слушатели? Это старшее поколение или много молодёжи? Как популяризовать классическую музыку среди молодёжи?
— На нашу удачу, у нас большая лояльная аудитория, некоторые ходят на наши концерты уже более 50 лет! Средний возраст слушателя Чикагского оркестра — 49 лет, что говорит об огромном возрастном диапазоне наших поклонников. (На самом деле, возраст среднестатистического американца, постоянно посещающего наши концерты, значительно выше.) У нас есть чудесная программа для студентов — специальные выступления для молодёжи, а также серия концертов увлекательной прогрессивной современной музыки с участием местных 25-32-летних композиторов в качестве кураторов. Мы очень гордимся нашими постоянными слушателями и их участием в нашем музицировании.

ЖЖизнь оркестра

— Какие отношения возникают у дирижёра с музыкантами – являются ли они друзьями или только партнёрами?
— У нашего музыкального директора очень живые отношения с музыкантами. Оркестранты, будучи профессионалами экстра-класса, без сомнений заслужили великолепного маэстро (что переводится как «учитель») — и он оправдывает это звание. Одно дело говорить об этом, и другое, совершенно особое, — быть свидетелем воплощения их отношений в музыке.

— Какие отношения складываются у музыкантов между собой: случаются ли там интриги, как в балете, или музыканты воспринимают друг друга как звенья одной цепи?
— На любой работе хватает драм! У нас профессиональный уважаемый ансамбль, и в своей деятельности коллектив ставит во главу угла добрую волю творить прекрасную музыку.

— Есть ли романтические отношения между музыкантами? Или это запрещено?
— Опять же, как на любой другой работе, да и в любом месте скопления людей, человек в работе проявляет себя и свою натуру. Я познакомилась с мужем на работе в Сиэтлском симфоническом оркестре. Но мы крайне осторожны в определении политики поведения для работников, которые требуют уважения личных границ и подобающих рабочих отношений.

— Существует ли конкуренция между дирижёрами? В чем она заключается?
— Профессионалам такого уровня свойственны здоровое почтение и уважение.

— Какой из дирижёров, работавших с оркестром, вам больше всего нравится?
— Одна из прелестей моей работы в том, что я знакомлюсь и работаю с бесчисленным количеством музыкантов и дирижёров. После 34 лет в творческом менеджменте невозможно назвать человека и даже составить список людей, но думаю, что один из тех, с кем я работала дольше всего, Пьер Буле (Pierre Boulez), занимает самое дорогое место в моём сердце. Конечно, в последние годы работы в Чикаго я имею честь довольно близко знать Риккардо Мути (Riccardo Muti) и поддерживать его творчество, равно как и Бернарда Хайтинка (Bernard Haitink), одного из величайших музыкантов нашего времени.

— Чувствуете ли вы себя одной семьёй со всем оркестром?
— Безусловно.

— Праздники проводите вместе или отдыхаете друг от друга вне работы?
— Мы и вправду находим поводы провести время вместе — будь то праздник или чествование коллеги в связи с приходом или уходом. Многие из нас семьями вместе ездят в отпуск!

ЖЖизнь и работа Деборы

— Расскажите, с какими сложностями вы сталкивались (сталкиваетесь) в вашей работе?
— Самая большая сложность — это постоянный баланс между художественными возможностями и денежными средствами. Мы не испытываем недостатка замечательных идей или творческих устремлений, но экономические трудности и обеспечение непрерывной финансовой поддержки требуют от нас творческих решений.

— Дебора, вы ведёте большой и, наверное, неженский проект... Хотелось ли когда-нибудь вам всё бросить и жить жизнью простой домохозяйки?
— Этот проект и неженский, и немужской, он будет тяжёл любому. Я искренне убеждена, что навыки хорошего партнёра, слушателя и многозадачного исполнителя делают меня сильным менеджером и лидером. Сострадание и проницательность, смирение и творческие способности — самые главные требования. Это выигрышная позиция, которая воздаётся сполна каждый раз, когда я вхожу в концертный зал и вижу благодарных, восторженных зрителей. Я и вправду люблю готовить, заниматься садом и проводить время с семьёй, использую каждый удобный случай.

— Дебора, на каком музыкальном инструменте вы играли в детстве, любили ли учиться в музыкальной школе?
— В пять лет я стала заниматься фортепиано, в семь — скрипкой. Скрипка прошла со мной весь университет и привела меня в эту чудесную профессию.

Перевод Марка mark_y Иланского