Довольно логично, что одним из важных пунктов, по которым определяют деятельность градоначальника, является архитектурный облик города. Какой Москва была при мэре Юрии Лужкове и Сергее Собянине редактору культурного направления ЖЖ рассказал координатор общественного движения "Архнадзор" Петр _petrusha Мирошник.



Петр, каждого из мэров можно презентовать с архитектурной точки зрения. Я бы хотел разбить вопросы, касающиеся архитектурного облика города, на пункты, в первом из которых речь пойдет о восстановленных памятниках. Расскажите, кто из них в этом аспекте отличился?

Термин "восстановление" достаточно размыт. Насколько я понимаю, здесь вы его используете вместо строительных терминов "реконструкция", "реставрация" и, собственно, "воссоздание".
Воссоздание - это когда здание было снесено полностью или уничтожено во время войны. При Собянине, насколько я помню, не было случаев воссоздания.
Правда, есть одна оговорка, очень существенная. Весь исторический центр города состоит из охранных зон. А закон устанавливает в этих охранных зонах режим, запрещающий "реконструкцию", разрешающий, естественно, реставрацию и так же разрешающий "воссоздание утраченных элементов градостроительной среды". Эта норма позволяет, с одной стороны, воссоздать на Красной площади Казанский собор и Воскресенские ворота, воссоздать максимально достоверно (конечно есть вопросы, но они больше относятся к области специальных знаний, это вопросы для специалистов).

Казанский собор в Москве

С другой стороны именно на этой норме основана почти вся строительная деятельность в центре. Почти всегда в документах снос и новое строительство обозначается как "специальные меры, направленные на регенерацию (воссоздание)". И тут примеров миллион. Чтобы далеко не ходить, фонтаны со скульптурами в Александровском саду это вольное воссоздание протекавшей в этом месте реки Неглинки. Дальше от теории - к практике:

Воссоздание в полном соответствии с оригиналом - крайняя редкость, идеал, к которому надо стремиться. Оно возможно при наличии достаточно полных сведений об утраченном объекте. При Собянине в Москве, ничего не было воссоздано в точном смысле этого слова. При Лужкове самые заметные воссоздания - уже названные Казанский собор и Воскресенские ворота, но и то и другое - объекты скорее федеральные, а не лужковские. Дворец Алексея Михайловича в Коломенском воссозданием назвать нельзя, это строительство копии по типу копий всемирно известных шедевров в Диснейленде. С Царицыным вообще все непонятно. Там под видом реставрации было выстроено много такого, чего не было никогда и быть не могло.

А какие памятники архитектуры были восстановлены с нарушением исторического облика?

С нарушением исторического облика была именно восстановлена гостиница "Москва" (пока не отходя от самого центра города, переходим к сносу с воссозданием). Если про гостиницу можно еще говорить об "отдельных неточностях" (глупость, конечно, все "неточности" сознательные, у строителей были исходные чертежи и возможность "снять мерку" со сносимого здания), то про Военторг можно сказать только о вопиющем несоответствии оригинала и копии. Это просто разные здания. Примерно так же происходит почти всегда с объектами менее заметными. Это относится и к сносам с последующим воссозданием и даже к реставрации.


Первым собянинским "детищем" можно назвать здание, выстроенное на месте дома Феоктистовых на Ордынке, снесенного в ночь, когда закончился собянинский "мораторий на сносы".
http://www.archnadzor.ru/2012/03/18/pervenets-gradostroitel-noj-revolyutsii-sergeya-sobyanina/

Эта ночь была названа "ночью длинных ковшей" и эту ночь можно считать датой перехода Собянина "от слов к делу".
http://www.archnadzor.ru/2011/06/21/noch-dlinny-h-kovshej/

За месяц до этого, после незаконного сноса дома Кольбе на Якиманке, Собянин объявил мораторий на сносы, кроме этого заявления никаких градозащитных действий новый мэр за три года не предпринял. Даже на месте дома Кольбе сегодня растет нечто совершенно не похожее на изначальное строение.

Вообще хорошая реставрация сегодня редкость. Дом лепщика Сысоева стал первым памятником попавшим в программу "метр за рубль" и должен продемонстрировать во всех красках новое отношение новой власти к памятникам: реставрируется очень тщательно, но все равно сомнения вызывают очень многие детали.



Ну и давайте про самое грустное: какие дома не восстановлены и нуждаются в спасении, находятся в аварийном состоянии или полностью разрушены?

Среди снесенных и так и не восстановленных первое место следует отдать Детскому миру и стадиону Динамо, уничтоженным уже при Собянине. Понятно, что и там и там будет что-то построено и понятно, что это будет уже что-то совсем другое. От Лужкова Москве досталось несколько пустырей, где когда-то стояли прекрасные дома. Например, котлован на Арбатской площади, место "Соловьиного дома".

Если говорить о памятниках, пребывающих в аварийном состоянии или даже руинах и требующих не то что реставрации, а неотложных противоаварийных мер, то недавно мы обнаружили очень красноречивые подробности. В 2010 году новому градоначальнику в качестве предложения "с чего начать" Архнадзор составил списки памятников, находящихся в опасности и зданий, лишенных статуса памятника. К предстоящим в сентябре выборам мы обновили списки и обнаружили, что изменения старых списков в основном составляют сносы и реконструкции, приводящие к утрате памятника.
Например, в срочных противоаварийных мерах 3 года назад нуждались:

- дом князя Дмитрия Пожарского на Большой Лубянке, 14;
- палаты Гурьевых (шталмейстера Кошелева) в Потаповском переулке, 6;
- палаты Левашова в Староваганьковском переулке, 15;
- дом и архитектурная школа зодчего Матвея Казакова (М. Златоустинский пер., 5) ;
- дом Разумовского на Гороховом поле (ул. Казакова, 18);
- дом Быкова работы архитектора Льва Кекушева (2-я Брестская ул., 19/18) ;
- “Расстрельный дом”, связанный с памятью о жертвах политических репрессий 1930-х гг. (Никольская ул., 23) ;
- типография акционерного общества “Жургаз” , построенная по проекту знаменитого мастера русского авангарда Эль Лисицкого (1-й Самотечный пер.) ;
- дом Наркомфина (Новинский бульвар, 25), всемирно известный памятник русского конструктивизма,
Из этого списка только по третьему и пятому пунктам начата реставрация, в остальных случаях можно говорить об ухудшении состояния памятников.

http://www.archnadzor.ru/2010/10/07/memorandum-2010/

Вообще символом лужковского отношения к этому вопросу традиционно считается Военторг. Собянинским Военторгом можно назвать "дом Болконского", реконструируемый и в данный момент.

Как в общем можно оценить деятельность этих мэров, скажем, в процентном отношении?

Проценты считать - занятие неблагодарное, эмоционально могу сказать, что история повторяется и ощущение безысходности, посетившее сначала градозащитников, а через несколько лет и простых горожан при Лужкове снова подступает. Обыватель пока не замечает того, что в области охраны памятников власть цинично игнорирует не только закон, но и многие тысячи подписей москвичей, собираемых в защиту того или иного дома.
Какой процент в каждом из этих пунктов у мэров?
В том то и дело, что все очень изменилось по смыслу, оставшись в тех же формах. Лужков сам выстроил систему, в которой городская власть опиралась на строительный бизнес, но в значительной степени контролировала его, а значит соизмеряла пользу и вред для города и его жителей от того или иного градостроительного решения. К тому же у Лужкова было свое мнение по архитектурным вопросам и свои идеи, плохие, но свои.
Собянин же "поставлен" на этот пост с единственной целью - быть проводником интересов федеральной власти в смысле политических процессов и проводником интересов строительного бизнеса федерального уровня в городской экономике. В результате у него по определению не может быть своего мнения по градостроительным вопросам, как у официанта, приносящего то, что заказал клиент и получающего чаевые за скорость обслуживания.

Хотелось бы общий итог услышать. При каком мэре ситуация была вменяемой или, может быть, ничего не изменилось?

Ситуация невменяема при обоих мэрах и дело не в мэрах, а в пресловутом правовом нигилизме и коррупции. Развивать эту мысль можно бесконечно.


беседовал
Федор muzicaviva Вяземский
редактор культурного направления LiveJournal

Tags:
Вот кто угодно может говорить что угодно, но я помню .что при Лужкове, когда он только появился в Москве город преобразился за очень короткое время! Я конечно же не вспомню деталей (ибо маленькая была), но общее ощущение осталось очень ярким...
Да, к концу его "правления" все стало иначе... но тем не менее...

Можете начинать метать лучи!