Дата публикации: 25 апреля 2011 в 18 ч. 55 мин.
Редакция LiveJournal собрала вопросы для традиционного "ЖЖивого интервью от блогеров". Александр Васильев, лидер группы ru_splean открыто и честно ответил на все вопросы, которые мы успели ему задать...




За фотографии отдельное спасибо Ольге Вороновой hvatograf.

LiveJournal: Александр, здравствуйте.

Александр Васильев: Здравствуйте.

LiveJournal: Я представляю LiveJournal, может быть вы слышали о нас - Живой Журнал?

Александр Васильев: Да, рассказывали соседи по даче. Хорошо отзывались, кстати.

LiveJournal: Спасибо. Несколько вопросов от наших читателей? от блогеров...

Александр Васильев: Ага, я понимаю.



rhunwolf: Я хотел спросить: у Вас и у членов Вашей группы – у кого-нибудь есть Живой Журнал или твиттер или Вы как-нибудь в социальных сетях существуете, общаетесь через интернет?

Александр Васильев: Барабанщик с басистом – Леша и Дима – у них есть страницы в контакте. И у них огромное количество друзей. Они, по-моему, под своими именами. Но, правда, там под такими же именами еще десятки людей. Поэтому, хоть ты вроде там и зарегистрирован, то все равно ты, получается, зашифрован. А все остальные полные, извините за выражение, раздолбаи и ничем подобным не занимаются.

b_mittelmarsh: Здравствуйте! Ребята, способна ли русскоязычная рок-группа получить Грэмми или премию МTV, оставаясь при этом хорошей, достойной, настоящей группой. Что для этого нужно?

Александр Васильев: Если она станет в высшей степени космополитичной, то есть житель любой страны будет воспринимать эту группу как свою – тогда да, почему бы нет.

hvatograf: Будут ли какие-то кардинальные перемены в стилистике по сравнению с прошлым альбомом или вы будете продолжать развивать то же направление?

Александр Васильев: Ну конечно, мы всегда так стараемся делать.



mercenario: А скоро ли ожидать новый альбом?

Александр Васильев: Не знаю.

rhunwolf: Скажите пожалуйста, какую последнюю книгу Вы прочитали?

Александр Васильев: «Бесконечный тупик» Дмитрия Галковского

rhunwolf: Скажите, что идет первым – поэт или гражданин?

Александр Васильев: Поэт. Поэт, который все-таки гражданин Земли. У нас под «гражданином» понимается всегда что-то некрасовское – что ты гражданин именно этой страны, а если ты, гад, Америку любишь – то ты предатель последний



frolov_anton: Как вы относитесь к встрече президента Медведева с Российскими рок-музыкантами? Должна ли политика дружить с роком и наоборот? И, да. Вас там не было. Почему?

Александр Васильев: Ну, во-первых, нас не позвали. А, во-вторых, на тот момент я не чувствовал в себе никаких сил идти на эту встречу, потому что вряд ли смог бы что-то там сказать толковое. Сейчас, может быть, ситуация уже поувереннее – я себя чувствую в этом смысле – но тоже не могу сказать, что уже готов для этого. Если ты уж идешь к президенту – это же достаточно серьезное дело, надо говорит на каком-то таком языке и какими-то такими словами, чтобы это послужило во благо, а не было какой-то пустой болтовней. То есть, до этого нужно тоже дорасти.

hvatograf: Какие у Вас любимые места в Питере и Ленинградской области?

Александр Васильев: В Питере это центр – весь: от Суворовского через Невский, через все набережные; Петроградская сторона. А за городом это Павловский парк, потому что там волшебно, сказочно.



Другие журналисты: А какие любимые места в Индии есть?

Александр Васильев: Ой, Вы знаете, я в Индии-то толком не был, там Гоа – но это единственный штат, по нему нельзя судить об Индии. Надо ехать в Кералу как минимум, чтобы сразу уж ощутить все или в Сикким на север – это еще, может быть, сильней энергетически. Я так только теоретически могу себе это представить, но у меня огромная масса друзей и знакомых, которые там побывали и вот они волны же посылают такие энергетические, возвращаются из Индии с такими глазами, и начинают в тебя. И ты уже начинаешь говорить себе: «А когда я-то поеду?» А заглядываешь внутрь себя и понимаешь, что еще не созрел, ты будешь там тупым туристом. А не охота. Туда надо как-то войти , будучи гражданином Индии уже в душе. До этого, в принципе, можно созреть и здесь, как мне кажется.

Другие журналисты: А от Гоа какие ощущения остались?

Александр Васильев: Ну, океан в первую очередь, потому что вот то, как он качает на волнах… ни одно море так не раскачивает . И то, как он сшибает. Океан, конечно, в первую очередь. А там песок мы жевали, и с пальм падали *смеется* … Так что … и в других странах. Но океан в первую очередь.

Другие журналисты: Сложились отношения с местной хиппи-тусовкой?

Александр Васильев: Да, потому что мы жили прямо в йога-хаусе. И я один раз спускался к ним туда, у нас балкончик был … Но я наблюдал за ними с балкона, и на балконе занимался, чтобы со своей раскоординированностью им не мешать.



Другие журналисты: Скажите, каким Вы представляете мир, когда поете?

Александр Васильев: По-разному, все от песни зависит. Бывает, когда все волнами идет ровными, а бывает, когда очень все угловато, и резко и рублено. И надо в этом ритме жить, но Вы видете – жизнь разные нам ритмы предлагает, и у нас, и у всех групп, видимо, песни разные – то быстрые, то медленные.

Другие журналисты: А есть какая-то центральная песня в творчестве? Или песня которая отражала бы весь Ваш жизненный и творческий путь?

Александр Васильев: На какой-то момент короткий – да, она появляется и тут же она тускнеет, выгорает и следующая песня загорается как главная.



Другие журналисты: У Вас есть то, о чем Вы никогда не стали бы петь?

Александр Васильев: Ну, нельзя петь, мне кажется, о том, что будет способствовать разрушению любому. Лучше быть на нуле, ничего не создавать, не созидать – но, главное – не разрушать. И от нуля до бесконечности в плюс идти.

Другие журналисты: А при создании нового альбома для Вас важен сам процесс или его результат? Что важнее?

Александр Васильев: Вы понимает, запись альбома напоминает водоворот. Вы пишете, пишете, пишете, репетируете, репетируете, и вдруг – раз! – оказывается, что Вы уже на краю водоворота, и Вас начинает в студию так затягивать, и Вы уже не понимаете… Просто, пока есть вдохновение все быстрее-быстрее пишут – ну не то что там быстро быстро, а так: «Ага, еще-еще-еще!» и все накапливается, все сводится, и там не успеваешь отследить. И, раз, - альбом готов. Но потом, когда он готов, желательно взять паузу в два-три месяца с тем, чтобы его не слушать, а потом на свежую голову отслушать и решить, что подправить, что нет.



Другие журналисты: А Вы любите этническую музыку?

Александр Васильев: Ну, в том числе.

Другие журналисты: А вот с чем связана тенденция : многие рок-музыканты любят вставлять элементы этнической музыки?

Александр Васильев: Тянет.

Другие журналисты: Тянет?

Александр Васильев: На определенном этапе тянет, и это всегда слышно: вот человек – раз – притянул этнику сюда. А если он с эти постоянно работает, она растворится в его музыке, она там будет, но она в глаза не будет бросаться, а проявляться после тридцатого прослушивания.



hvatograf: Чем увлекается ваш сын, проявляет ли интерес к музыке?

Александр Васильев: Ну да, проявляет – напевает, притоптывает. Проявляет интерес к арифметике и чтению еще.

Другие журналисты: Скажите, как Вам последний альбом «Radiohead»?

Александр Васильев: Вы знаете, я его послушал полтора раза и пока отложил. Оттуда волны идут пока мне непонятные. Надо время, чтобы, видимо, настроиться.

Другие журналисты: Музыканты Вашего коллектива участвуют в разных проектах или конкретно только в «спЛине»?

Александр Васильев: Не-не, у нас ребята играют с бывшей «Текилойджазз» - играет наш гитарист…

Другие журналисты: А как Вы к этому относитесь?

Александр Васильев: Да замечательно! Человек отдыхает от нас, и, играя там, начинает скучать по нам. И когда возвращается к нам – то всегда есть радость от встречи. Вот, а нашего барабанщика сейчас, может быть, заберет себе Борис Гребенщиков на два-три концерта, и он будет играть в составе группы «Аквариум».



Другие журналисты: А как Вы познакомились с БГ?

Александр Васильев: Мы ехали в одном трамвае. Вдоль берега персидского залива. И нас обоих завалил кондуктор.

esquier: Как вы относитесь, нравится, раздражает фамильярность, всё равно, когда к вам на концертах, например, обращаются "Васич" и тому подобными производными? Спасибо:)

Александр Васильев: Не так важно. Ну, фамильярно – значит, человек на такую волну настроен: ему хочется меня задеть, подцепить, чтобы я подзавелся, что-то еще в этом роде. Такого рода энергетика ловится и тоже принимается, ничего страшного *улыбается*.

Другие журналисты: Скажите, а помимо рока какие еще музыкальные жанры Вас воспитали? Взгляды, вкусы? Проще сказать, какие Вам нравятся жанры музыкальные?

Александр Васильев: Дело не в жанрах, а во всем вот в этом космическом пространстве, где ты ощущаешь себя его частью. И если ты видишь, что какой-либо автор в своей книге, картине или песне ощущает примерно то же самое – он становится тебе твоим братом. Это как в «Гарри Поттере» вот эти все волшебники, которые жили среди людей – а люди не знали что они волшебники- они друг с другом все были знакомы и свое волшебство творили.



Другие журналисты: Вы согласны с утверждением Дэвида Линча, что мир таков каков ты сам?

Александр Васильев: Да. И до него это сказал товарищ Будда *смеется* - чуть-чуть там может слова местами поменял. Но так формулировка, конечно, глобальная очень, всеобщая, и да – принимается.

Другие журналисты: Мир абсурден, на Ваш взгляд?

Александр Васильев: Мир абсурден, когда ты сам абсурден. Видимо, – по словам Дэвида Линча. И Будды.

Другие журналисты: Как Вы относить к творчеству Луиса Бунюэля?

Александр Васильев: Я его обожаю! Вот, «Скромное обаяние буржуазии» я только ребенку еще не показал – еще чуть-чуть подрастет… а так, все друзья и я наизусть это кино знаю. Вы что! *смеется* Спасибо за вопрос, вообще.

Другие журналисты: А вот любимая короткометражка, скетч Монти Пайтон?

Александр Васильев: У Монти Пайтон? Похоже они как песни – то одна, то другая вставит так что начинаешь ржать посреди бела дня, когда вспоминаешь там… Ну мы с Лехой постоянно разыгрывали про «Dead Parrot» - выучили все роли: то за одного, то за другого.



Другие журналисты: А Вы исправляете написанные тексты?

Александр Васильев: Конечно, да. Да-да-да. Иногда подолгу туплю, сижу перед монитором. И уже слова не по смыслу ловлю, а как-то по форме, по буквам. Я понимаю, что вот это слово что-то как-то странно выглядит в этом тексте. И начинаю его по смыслу ловить – а, оно и по смыслу оказывается не очень точное! И все, оно меняется.

Другие журналисты: А сны Вы переносите в музыку? Вот Вы по утрам любите писать, да? Сны, остатки снов – нет?

Александр Васильев: Так может быть это просто сон перетекает в утренний кофе и… слушайте, спасибо Вам большое, мне надо сохранить энергию для концерта.

LiveJournal: Александр Георгиевич, спасибо вам огромное! Хорошего выступления!