Продолжит нашу беседу о виртуальных валютах и виртуальном имуществе, купленном за реальные деньги — переводная статья от hansomia.

Итак, куда же катится цифровая индустрия?



Игровая индустрия – это невообразимые миллиарды разных игровых механик, томов сценариев и талантов авторов. Она величественна и безгранична, пока в мире будет существовать интерес к играм. Но в тоже время, обладая такими масштабами, она основывается на прошлых традициях и накопленном опыте, на исторических фактах и несбыточных мечтах, на всем, что, так или иначе, олицетворяет человека. И это не случайно, ведь она никогда не была обособлена от него, а придумана и создана именно им самим. Для чего? Для развлечения, для исследования нового, для закрепления старого. Не случайно многие и многие вещи, как и бесценный опыт мы получаем в играх. Только в играх – в этом моделировании реальности, мы можем все. Можем носиться сломя голову по двору, воображая будто это палуба гигантского корабля, можем сбивать с веток орехи, штурмуя вражеский замок, можем прятаться и искать друг друга как будто потерянную экспедицию высоко в горах. Игры стимулируют воображение и задают вектор развития на годы вперед, видеоигры действуют точно так же, удивляя, развлекая и наставляя человека.



6 сентября 2007 года трое неизвестных хулиганов-школьников ворвались в дом парня по имени Петер МакШейд и угрозами вынудили перевести все его золото и деньги с личного аккаунта ММО-игры Runescape на своих персонажей. Случай получил огласку в полиции и «удачливые» грабители были арестованы и наказаны, но вся собранная МакШейдом валюта уже была утеряна безвозвратно. На www.destructoid.com автор вспоминает данную статью как тревожный звонок всей механике «микротранзакций» и уделяет пристальное внимание «правам потребителей», рассуждая о проблеме «цифровой собственности» в видеоиндустрии вообще. И, начиная рассуждать в таком ключе, он сознательно делит индустрию на три «века», по которым можно судить об изменении прав и свобод покупателей видеопродукции.



Первый «век» в его понимании – время, когда купленное тобой было твоим и только твоим. Картриджи ли, CD-диски, аудио или видеокассеты – ты пошел в магазин, ты приобрел продукцию, теперь ты волен делать с ней все, что душе угодно. Хоть выбросить на следующий же день – это роли не меняет. И «век» так и называется – «что мое, то мое».

Второй «век» меняет позицию на более расплывчатую формулировку – ты становишься обладателем «эксклюзивных прав» на игру, возможности играть в нее и получать последний контент, но не можешь назвать ее своей законной собственностью. И все цифровые сервисы, начиная от Xbox Live Arcade и Playstation Network и заканчивая «гигантами» Steam и Origins именно этому и потворствуют. То есть, по факту, ты не правообладатель, а просто арендатор чего-то имущества, которое арендодатель отдает тебе во временное пользование. И данное имущество, что немаловажно, ограниченно именно этими сервисами и не может комфортно работать в другой среде. Ну это все равно что в арендуемой квартире, ты вдруг вынесешь диван домой к родителям или установишь данный тебе телевизор у соседа дома. Это запрещается, это недопустимо, весь твой контент – твое имущество принадлежат одному и только одному сервису, на котором тебе позволено находиться. Плюс к этому, все эти сервисы нацелены на жесткую привязку любого арендуемого тобой продукта к тебе самому – к твоей учетной записи. <...>

Балансировка между хорошими и плохими его сторонами больше склоняется в пользу плюсов – качественного контента, последних обновлений, стабильной работы арендуемого продукта, обратной связи с разработчиками и много другого. То есть, отнимая одно, а именно, свободу владения и распоряжения своим имуществом, арендодатель предоставляет тебе «тепличные» условия, когда у тебя все есть. И, меняя роскошь на свободу, ты добровольно принимаешь их.



Еще автор ошибочно полагает, что третий «век» начинается с того, что за «цифровым правом» официально закрепиться статус такого же «материального» имущества, что мы приобретали в первом «веке», то есть любая приобретенная тобой цифровая копия игры может быть использована в каких ты только не пожелаешь целях. В целом мнение грамотное и обоснованное, только вот «нематериальные» активы на рынке уже давно существуют и никакая это не новая модель, а логическое завершение старых преобразований. Цифровые копии, если они не арендуются тобой на разных сервисах, так или иначе принадлежат тебе, являясь имуществом, котором ты можешь владеть и распоряжаться по твоему усмотрению. Сервисы же, я еще раз повторюсь, просто предоставляют тебе определенные возможности, которые делают твою жизнь удобнее. Иначе говоря, никакого третьего «века» нет и не будет, просто все ранее принятые законы и правила в части «приобретения прав на имущество» постепенно получат свое отражение и в «цифровых, нематериальных продуктах». Это же и касается микротранзакций в частности.



Упоминаемое в начале ограбление мальчугана и наказание виновных, было оглашено не просто так, а как один из фундаментальных принципов будущей системы «прав на имущество в играх». Автор статьи согласен с судом, что любая принадлежащая человеку «виртуальная ценность», которая принадлежит ему самому, является его приобретенным имуществом, и не может быть отчуждена без веских на то оснований, не противоречащих действующему законодательству. Я же дополню прошлое предложение фразой «при условии, что иное не прописано в условиях и правилах самой игры». Почему так? Да потому что некоторые игры, наоборот, поощряют ПК-киллерство и кражу лута после смерти аватара или еще что нибудь. И в этом плане нарушением может являться только кража твоего зарегистрированного аккаунта, так как это непосредственным образом влияет на недопущение игрока к самой игре.
Нельзя же «стричь всех под одну гребенку» и наказывать только за то, что что-то не соответствует действующему законодательству. Слава Богу, что пока игровое законодательство никто еще не придумал (а автор статьи явно указывает на то, что ему очень хочется, чтобы оно было), ведь тогда, как и везде застучат бюрократические молоточки, и вольное игроздание полностью погрузится в беспросветный законодательный мрак, запрещающий не только микротранзакции, но и половину всего того, что есть в соответствующих играх.

Пока закон только действует на права и обязанности «производителей и потребителей продукции», не затрагивая сами принципы «хорошего и плохого в геймплее игры». И пусть так и останется еще надолго.


Обсудить в блоге автора

Comments have been disabled for this post.