Рисунок — Брюс Минни (Bruce Minney)


В разные времена в разных странах патриотическая пропаганда принимает самые причудливые очертания. Где-то одиозный ведущий размахивает пальцами с телеэкрана, в ином государстве выращивают цветы кимченирии и кимирсении, а в США 50-х годов были распространены картинки, рисующие захватывающие истории сражений янки с... да, в общем, со всеми подряд, от нацистов до маленьких черепашек.

Владимир Касторный, много пишущий о психологии спецслужб и воинских подразделений, собрал внушительную коллекцию таких иллюстраций.

Часть 1: На войне как на войне


На волне послевоенного подъема в экономике и настроениях американцев в США стала развиваться мода на мужские авантюрно-приключенческие журналы, число наименований которых в момент достижения ее пика в конце 1950-х годов достигло порядка 130 штук. Наиболее известные из них носили такие громкие и выразительные названия, как «For men ounly», «Male», «True men», «Stag», «Man’s life», «Adventure» и им подобные.
Основным содержанием таких журналов являлись не очень правдоподобные, но зловещие рассказы о приключениях настоящих мужчин — на войне, в экзотических путешествиях, в схватках с дикими животными, в стычках с представителями преступного мира и борьбе с врагами своей страны в мирное время, по ходу которых им приходилось регулярно спасать красивых женщин и проявлять примеры патриотизма. Рассказы подобного рода обычно сочетались с большим количеством черно-белых и цветных иллюстраций тревожно-гламурного плана, которые всем своим видом как бы оправдывали и наделяли смыслом любые мужские авантюры подобного рода. Созданием иллюстраций для многочисленных мужских авантюрно-приключенческих журналов того периода времени занималось большое количество американских художников, в том числе и очень известных внутри Соединенных Штатов Америки.
Что же касается российской публики, то единственным, кто из них более или менее ей знаком, является Морт Кюнстлер, а все остальные как-то незаслуженно оказались обделены вниманием. Кто-то может задать мне резонный вопрос — а собственно зачем россиянам нужно знать авторов всей этой дешевой американской мазни? Но весь фокус в данном случае заключается в том, что довольно многие из числа создателей таких рисунков находили время и для написания полноценных картин, наполненных глубоким патриотическим смыслом (тот же Морт Кюнстлер является автором большого количества работ, посвященных темам Гражданской войны в США и военных конфликтов во второй половине 20-го века). Но даже те из них, кто никогда не пытался заниматься созданием серьезных художественных творений, также сумели принести своей стране немалую пользу. Эта польза заключалась ни в чем ином, как в умении сочетать в своих работах легкомысленную авантюрность и патриотический настрой.
С точки зрения большинства россиян такое сочетание кажется невозможным — в бывшем СССР и современной России явления подобного рода могут существовать лишь раздельно и взаимно отрицая друг друга. Америка потому сумела психологически победить Советский Союз в «холодной войне», что ее государственные руководители отдавали себе отчет в том, что молодежь по своей природе всегда испытывала и испытывает большую потребность в новизне и получении авантюрно-гламурных ощущений, а любые попытки установления на все это запретов с неизбежностью обернутся обострением неприятия между ней и другими частями общества. Именно по этой причине в послевоенных США — в отличии от СССР — стали вести очень грамотную идеологическую политику, которая внутри своей страны позволяла обеспечивать сочетание приятного с полезным, а за ее пределами зачастую превращалась в разлагающий фактор. И как говорится, тут есть чему поучиться.
Впрочем я слишком увлекся и начал лезть в философские дебри — в ущерб возможности отдаться любованию эстетикой таких рисунков. Поэтому останавливаюсь и перехожу к разговору по существу. Этот пост посвящен как хорошо, так и не очень известным рисункам американских художников 50-х — 60-х годов на тему 2-й мировой войны чисто мужской авантюрной направленности. А в следующих публикация этой серии будут рассмотрены иллюстрации на темы войны и женщин, послевоенных конфликтов, шпионских дел, криминального мира и столкновений с дикой природой.

Рисунки художника Рисунки художника Брюса Минни (Bruce Minney)








Рисунки художника Басила Гогоса (Basil Gogos)









Прочесть пост целиком и рассмотреть все изображения



Часть 2: Храбрые янки и их боевые подруги

Рисунки художника Earl Norem









Прочесть пост целиком и рассмотреть все изображения



Часть 3: Храбрые янки, как спасители мира и беззащитных женщин

Рисунки художника Victor Prezio











Прочесть пост целиком и рассмотреть все изображения



Часть 4: Храбрые янки продолжают сражаться до победного конца

Рисунки художника Bruce Minney






Рисунок художника Clark Hulings




Рисунки художника Earl Norem





Прочесть пост целиком и рассмотреть все изображения


Часть 5: Храбрые янки против змей и кровожадных хорьков

Рисунки художника Will Hulsey















Прочесть пост (который редакции понравился больше всех) в блоге автора, и рассмотреть все изображения



"стали вести очень грамотную идеологическую политику"

То есть, всю эту беллетристику заказывал, оплачивал и цензурировал Отдел Пропаганды американского ЦК? ))
Вряд ли. Не надо представлять американскую идеологическую машину некой копией таковой в СССР)
Так я и не представляю. Мне показалось, что автор рассуждает в таких категориях.
А что такое "американская идеологическая машина"? Кто у неё водитель?

Да-да. Специально попасть в неприятности в боевой раскраске, в чулках, мини-юбке и футболке с декольте. В джунглях, на поле боя, в полузатопленном подвале. Обязательным условияем является идеальное тело и отсутствие комплексов, а так же сходство со звездами кино.

Эротические приколы. А то не знаем, кем были девушки, шедшие за полком и оказывающие услуги интимного характера солдатам. Уж не примерные семьянинки.

А потом были хиппи, потомки вот этих вот героинь и героев. На них эти плакаты действовали прямо противоположно: воевать и вообще как-то вкалывать они не хотели. Так что победа информационная оказалась с душком.